Моральные издержки: шептание коллег и косые взгляды

Неудачным получился уходящий год для врача общей практики Нины Морозовой. Можно, конечно, в этом винить високосность 2016-го, его аномальность, но если отбросить астрологическую мишуру, то в случившемся целиком и полностью «заслуга» самой сотрудницы городской поликлиники № 2 (Баныкина, 8).

Нина Александровна до последнего отрицала получение взятки. Для опытного 53-летнего врача, задержанного с поличным, она вела себя несолидно. Тем более что до июня 2014-го Морозова возглавляла терапевтическое отделение – ей ли не знать, что продажа больничных листов является уголовным преступлением.

Всё началось обыденно: житель Центрального района Ара Петросян почувствовал себя плохо. Он обратился в регистратуру поликлиники № 2, где его и направили в кабинет № 220.  Врач Морозова измерила давление, проверила горло и сообщила, что мужчина простудился, ему необходимо отлежаться. Петросян ответил, что он работает и не может просто так отлежаться. Тогда врач предложила сделку: она выписывает ему больничный, он платит ей деньги.

– Сколько это будет стоить? – уточнил мужчина.

– День на больничном – 400 рублей. Денька три, до пятницы, вам хватит отлежаться.

Петросян согласился, правда, признался, что с собой у него нет 1200 рублей. На что врач великодушно махнула рукой, дескать, больничный будете закрывать, тогда и деньги отдадите. После чего прописала ему лечение и выдала талон для получения бюллетеня.

Петросян после некоторых раздумий пришел в отдел полиции, где согласился участвовать в оперативном эксперименте.  Ему выдали нужное количество купюр, предварительно их отксерокопировав, и аудиовидеозаписывающее устройство.

Когда Петросян вошел в кабинет врача, Морозова даже не спросила его о самочувствии, зато уточнила, нужно ли продлить больничный.

– Нет, не нужно, – ответил мужчина. – Я вот деньги принес за больничный. За три дня по 400 рублей.

Врач сразу же открыла его медкарту, чтобы он туда положил купюры.

– Я положил, потом спросил, можно ли еще к ней обращаться за больничным. Морозова, подумав, написала на листке бумаги мою фамилию и поставила свою печать. Этот «документ» нужен был для того, чтобы потом она меня вспомнила, – пояснил Петросян.

У врача было свое объяснение случившемуся. Пациент достал в кабинете деньги – собирался их посчитать, хватит ли на выписанные лекарства. Пациент протянул ей деньги – это не взятка, а форма благодарности, особенно от южан, за хорошее к ним отношение. Она написала записку пациенту, поставив на листке печать – чтобы тот запомнил, к кому надо обращаться в случае ухудшения здоровья. Мол, помогает избежать… врачебной ошибки, а то у них в поликлинике незадолго до этого случая зафиксировали смерть двух парней из Средней Азии – вскоре после закрытия больничных листов по простудным заболеваниям.

Еще Нина Александровна на всякий случай сообщила, что бланк листа нетрудоспособности стоит для поликлиники свыше 100 рублей. А пациенты часто обращаются за дубликатом: то в стиральной машинке окажется оригинал, то в пасти собаки. Словом, поликлиника несет дополнительные расходы.

В ходе следствия врач Морозова получение взятки отрицала, называя случившееся провокацией правоохранительных органов, а в суде всё неожиданно признала, заявив ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. Наказание ей вынесли совсем не суровое – пятитысячный штраф в доход государства. Но вот вопрос: в какую сумму оценить моральные издержки от разоблачения, шептания коллег, косых взглядов начальства? Да и услуги адвокатов сегодня стоят недешево…

Сергей Русов, «Вольный город», № 51 (1128) 29.12.2016

врач пишет больничный

фото: ukr-today.com

фото: из открытых источников