В Тольяттинской филармонии прошел моноспекталь народного артиста Александра Филиппенко «В поисках живой души».

Александра Георгиевича большинство из нас знает как актера кино. Его персонажи, будь то белогвардейцы (фильмы «Гори, гори, моя звезда» и «Бумбараш»), Ленин в фильме «Романовы. Венценосная семья», Кощей Бессмертный в сказке «Там, на неведомых дорожках» и даже демон Азазелло в «Мастере и Маргарите», почему-то вызывают у зрителя невольную, но искреннюю симпатию.

Концертная деятельность актера не столь известна. А между тем с 1978 года он выступает с моноспектаклями и литературными композициями по произведениям великих писателей. За одну из них - «Мертвые души. Последние главы…» по поэме Гоголя - Филиппенко даже получил Государственную премию. «Мы, актеры, по сути, переводчики, - говорит он. - Переводим с авторского писательского языка на слушательский». И ему это, безусловно, удается.

Шаламов, Зощенко, Пастернак, Есенин, Платонов и Левитанский - авторы очень разные, но в этот вечер, когда их читал Александр Филиппенко, они казались одним целым. Есенин в стихотворении «Поэтам Грузии» говорит: «поэты все единой крови» и называет их «товарищи по чувствам». Есенин, Левитанский, Шаламов и Пастернак жили в мятежные годы 20-го столетия и пережили все потрясения того мятежного времени. И все не принимали несправедливость, насилие и ложь, которые убивают в человеке все живое. Юрий Левитанский называл ложь «религией рабов».

В первой части вечера Филиппенко выбрал произведения, касающиеся в основном 30-х годов, той самой эпохи, которая для нашего поколения давно превратилась в страшную сказку. Репрессии, анонимки, аресты, а дальше расстрел или ГУЛАГ. А самое страшное, что это все было на самом деле. Образ женщины, тщетно пытающейся разглядеть своего мужа в толпе арестантов, которых ведут по этапу, могилы на кладбище в Соловках с номерами вместо имен. Тягостная картина. Неудивительно, что чтение произведений об этом сопровождалось звуком, похожим на шум какого-то механизма, олицетворявшего государственную машину, которая превращала одних людей в винтики, а других перемалывала как зерна между жерновами. По принципу «лес рубят - щепки летят». Вся разница, что эти «щепки» - живые люди, чьи судьбы безжалостно ломали идеологи «светлого будущего».

Волей-неволей у зрителя возникает вопрос: «Зачем? Ради чего все это было?» И Александр Филиппенко дает на него ответ. Точнее, его дают голосом артиста Зощенко и Платонов. В пьесе Платонова «Голос отца» сын Яша разговаривает с лежащим в могиле отцом и слышит его слова внутри себя. «Мы хотели создать великий мир благородного человечества. Мы верили в лучшего человека - не в самих себя, а в будущего человека», - говорит отец Яши. Тот, кто старался изменить что-то в мире и пережил непонимание и ГУЛАГ.
А герой рассказа Зощенко «Страдания молодого Вертера» в чем-то такой же идеалист и романтик, как герой Гете. Даже встречаясь во время прогулки с грубостью и хамством, он продолжает мечтать о светлом будущем, о неком идеальном мире, который когда-нибудь обязательно построят и где все будут счастливы.

Прекрасная идея, не правда ли? Тогда откуда жертвы, кровь, репрессии? Для чего была нужна жестокая цензура, поиски тайных врагов? Разве не все хотят в светлое будущее?

Хотят-то все, но есть одна проблема. В жизни, в отличие от русских народных сказок, нет распутья и камня с указателями. Точнее, распутье есть - камня с указателями нет. И напрашивается вопрос: «А светлое будущее - это куда?» Вот тут-то и оказалось, что одним и здесь хорошо, а другие считают, что «светлое будущее» - это в другую сторону.

Что тогда делать? Попытаться договориться или заставить всех, кому что-то не нравится, замолчать?

Но, кроме этого, есть еще одна проблема - времена, конечно, меняются, но люди-то нет!

Достоинства и недостатки человечества остаются такими же во все времена. Особенно это стало понятно слушателям во втором отделении, когда Александр Георгиевич читал отрывки из «Мертвых душ». Чичиков, с одной стороны, образец пороков, с другой - сильный духом, деятельный человек. «Единственный в «Мертвых душах», кто хоть что-то делает», - отметил народный артист. И Гоголь мечтал провести своего героя к духовному очищению и возрождению. Однако не смог. В оставшихся отрывках из второго тома Чичиков готов измениться, исправиться, но на этом книга почему-то прерывается. Почему? Потому что Гоголь - писатель, и он не может лгать читателям. Он хочет, чтобы Чичиков исправился, но не знает, как это сделать. Но если автор не может переписать своего героя, то как «переписать» все человечество?

Александр Филиппенко

фото: Площадь Свободы

Алина Науменко, "Площадь Свободы"

фото: из открытых источников