Самарский театр «Камерная сцена» внес свой вклад в городскую афишу, посвященную 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Послевоенная история о войне

Спектакль «Возвращение» по одноименному рассказу Андрея Платонова вышел спустя некоторое время после прокатившейся по всей стране волны связанных с Победой юбилейных торжеств, незадолго до другой, трагической даты – 22 июня. И это, очевидно, не случайно.
Все, о чем повествуется в платоновском рассказе, происходит уже после войны, но именно ее тяжелый след - и в характерах, и в поступках персонажей. Поэтому этот камерный по своим масштабам спектакль, конечно же, о молохе войны, вторгшемся в жизнь людей и перевернувшем их судьбы.
Автор инсценировки и постановщик спектакля - художественный руководитель театра Софья Рубина, сценография - санкт-петербургского художника Георгия Паршина, тесно сотрудничающего с «Камерной сценой», костюмы Ольги Никифоровой.

Первоклассный материал

Для своей очередной работы Софья Рубина как всегда выбрала первоклассный литературный материал. Сегодня, спустя три четверти века после написания, платоновский рассказ при внешней простоте сюжета по-прежнему привлекает лаконизмом и отточенностью повествования, а его язык - особой прозрачной ясностью и образностью в сочетании с психологической глубиной и целомудренной сдержанностью. Все это сообщает наполненной глубокими переживаниями, но в общем-то обыденной житейской истории особую пронзительность - без броских эмоциональных всплесков и тем более - ура-патриотических акцентов, чего писателю, конечно же, не простили тогдашние идеологи коммунистической морали. В те времена не было принято сосредоточиваться на подробностях личной жизни и интимных переживаниях простых людей.

Чтобы зритель не скучал

Гвардии капитан Иванов убывает из армии по демобилизации, его провожают сослуживцы. В ожидании безбожно опаздывающего поезда Иванов на вокзале сближается с также возвращающейся домой девушкой Машей, с которой, как выясняется, несколько раз мимоходом встречался раньше. Дома Иванова с нетерпением ждут жена Люба и дети – двенадцатилетний Петруша и пятилетняя Настя. Иванова поначалу пьянит давно забытый аромат домашнего очага, но вскоре он сознает, что в его доме многое уже не так, как было до войны.
Таковы основные сюжетные повороты рассказа «Возвращение», в котором столь желанные для инсценировки диалоги перемежаются с текстом от автора - не менее значимым, преподнесенным немного отстраненно, как бы со стороны, но в едином стилистическом ключе. Для работы с таким материалом требуются и особое литературное чутье, и немалый опыт.

Софья Рубина дополнила показавшийся ей, очевидно, излишне аскетичным сюжет «Возвращения» фрагментами из других рассказов Платонова. Имею в виду произносимый на грани нервного срыва монолог много пережившего на войне офицера - сослуживца Иванова в сцене проводов, а также своеобразный «вставной дивертисмент» со «стервозной» соседкой Ивановых - женщиной, у которой не вернулся с войны муж. Эти фрагменты, на мой взгляд, несколько нарушили стилистическую стройность и упомянутый аскетизм основного повествования. По складу характера и поведению привнесенные в спектакль персонажи, а их столько же, сколько в самом «Возвращении», - из других, имеющих иной эмоциональный градус историй.

Цитируя классика

В течение всего действия на сцене совсем немного бытовых атрибутов. Оформление спектакля откровенно условно. Оно чем-то напоминает революционный для своего времени - начала 1970-х годов - почерк Давида Боровского, у которого в спектакле Театра на Таганке «А зори здесь тихие» основными элементами оформления были бортовые стенки кузова военного грузовика. В спектакле «Камерной сцены» в этом качестве используются деревянные армейского образца короба, которые по ходу действия превращаются то в обеденный стол, то в постель, то в тамбур железнодорожного вагона. Эта условность не вызывает зрительского дискомфорта. И она, и постоянный спутник Иванова – старый трофейный патефон, наполняющий звуковую ауру спектакля ритмами довоенных танго, являются своеобразными метками времени действия, позволяют ощутить колорит эпохи, не отвлекая от главного - взаимоотношений персонажей спектакля.

Актерские страсти

Несмотря на камерность спектакля, в котором по существу всего несколько развернутых сцен и большая часть действия происходит в течение одних суток, исполнителям нужно успеть рассказать очень много о своих персонажах, заставить зрителей проникнуться к ним симпатией либо сочувствием. А может, на какое-то мгновение даже ощутить себя на месте кого-то из них и попытаться сердцем понять и капитана Иванова, поначалу ожесточившегося и выступающего суровым и безапелляционным судьей, и его жену Любу, немало пережившую за четыре военные года с двумя малолетними детьми на руках, и ту же соседку Нюру, которая не может смириться с тем, что война сделала ее вдовой.

Наиболее убедительной, судя по первому показу спектакля, является актерская работа Ларисы Ляпуновой. В ее Любе много сердечной искренности и затаенного страдания. Без внешнего надрыва и излишней сентиментальности актриса играет именно ту женщину, которую вывел в своем рассказе Платонов. В исключительно целомудренном авторском ключе предстает в исполнении Ирины Маркиной Маша, нечаянно встретившаяся Иванову на его пути домой.

Ключевая роль Иванова ожидаемо отдана Руслану Бузину - одному из самых ярких актеров «Камерной сцены». Своего персонажа Бузин играет в свойственной ему несколько плакатной, резковатой манере, что нет-нет да и проскальзывает и в пластике, и в произнесении текста. Это, впрочем, не мешает в течение всего спектакля сопереживать персонажу Бузина, прощать его и радоваться просветленному душевному перелому, произошедшему в нем в финале. Это сопереживание могло быть более явственным при меньшей зажатости и внутренней раскрепощенности артиста.

Татьяна Артемьева - Нюра подчеркивает прежде всего острохарактерность своего персонажа. Сконцентрировавшись на внешнем рисунке роли, артистка по существу солирует в единственном доставшемся ей эпизоде.

С непростыми детскими ролями достойно справились Евгений Клюев – Петруша и Ксения Соловьева – Настя. Не пытаясь внешне соответствовать возрасту своих малолетних персонажей, актеры убедительно передают тонкости психологии и характеров детей, которые сформировались под влиянием выпавших на их долю жизненных обстоятельств.

В спектакле наиболее удачно поставлены и сыграны бытовые, семейные эпизоды, драматические сцены выяснения отношений между супругами. Впечатляет финал спектакля: бегущие навстречу друг другу ребятишки и спрыгнувший с поезда и только теперь по-настоящему возвращающийся домой Иванов. Вот только сам «момент истины» в душе Иванова, к которому в течение часа с лишним устремлялось действие, пока что выглядит формально, а ведь именно он должен составить эмоциональную кульминацию спектакля.

Гвардии капитан Иванов

фото: Самарские известия

Валерий Иванов, "Самарские известия"

фото: из открытых источников