Мои встречи с Евтушенко

С Евгением Евтушенко я встречался несколько раз. Впервые – когда ему рассказали, что у меня есть его книга «Третий снег», после издания которой Евтушенко приняли в Союз писателей СССР. Он оказался самым молодым его членом.

У нас было о чём поговорить, после чего он написал на книге: «Дорогому Сереже Дьячкову верить всем сердцем в наше общее будущее и в общую драку за него». Почерк абсолютно не читаемый, окончания слов не дописаны… кошмар. Поистине почерк – отражение характера. Поэт жил стремительно, неудержимо, полной жизнью. Ошибался, самообольщался, искал славы, признания, восхищения женщин, был четырежды женат. Стоит упомянуть, что первой женой Евтушенко была Белла Ахмадулина. Он объездил весь мир, с ним дружили, общались многие выдающиеся личности XX века.

Евтушенко издал 150 книг. Невероятной мощи личность, он собирал стадионы любителей поэзии. Умел ладить с властью, и власть ладила с ним, позволяя ему многое. Был предан и верен советскому строю, воспевал величие и размах строек, по молодости слагал панегирики Сталину, сочинял поэмы о Ленине. Ему доверяли, в него верили и в нем не сомневались, поэтому он ездил куда хотел и когда хотел.

Да, он человек компромисса, но когда надо было отстаивать честь и правду, Евтушенко не боялся сказать в лицо власть предержащим то, что считал для себя главным. Он всегда защищал друзей, был щедр и смел. Он вступился перед Хрущевым за Эрнста Неизвестного и перед Андроновым – за Солженицына, выступал против преследования многих диссидентов, а его стихотворение «Танки идут по Праге» мгновенно разошлось по всему миру. Евтушенко отказался выступить с осуждением Пастернака и поддержал обруганный Хрущевым роман Дудинцева «Не хлебом единым».

«Поэт в России – больше, чем поэт» – эти его знаменитые слова из поэмы «Братская ГЭС», пожалуй, больше всего относятся к самому Евтушенко. К поэзии, к стихам его приохотили отец и невероятно сложное детство, в котором было всё: он воровал, общался со шпаной, впутывался в неприятности и очень плохо учился. В школу бабушка водила Женю на веревке, но не помогло: в 7-м классе он остался на второй год. А потом его и вовсе выгнали из школы с «волчьим билетом», такая бумага закрывала дорогу в вуз. Но парень писал стихи и посылал их во все редакции, пока газета «Советский спорт» не напечатала его первое стихотворение. И тогда он начал строчить стихи о спорте в невероятных количествах. Это был первый шаг к успеху и, как ни странно, к стихотворческому мастерству. Евтушенко завел тетрадь, куда записал более 10 тысяч интересных рифм.

В 1952 году вышел первый сборник его стихов «Разведчики грядущего», после которого Евтушенко приняли в Литературный институт с липовой справкой, что прослушал курс средней школы. Проучился он там недолго, за строптивость его из института исключили. Диплом Евтушенко все-таки через 44 года вручили. Забавная история.

Подобных скандалов в биографии Евгения Александровича было немало. В 1963 году ему закрыли выезд за рубеж, распустили слух, что Евтушенко покончил с собой. Но не на того напали. Рисковать и драться поэт любил. В 17 лет, чтобы доказать собственное бесстрашие, он из квартиры на девятом этаже прошел по тоненькому карнизу со стопкой водки.
Из постсоветской России он уехал преподавать в Америку. Мне кажется, что это был своеобразный протест против того, что здесь началось, не за это боролись шестидесятники. Но с Родиной поэт не порывал: разъезжая по всему миру, он регулярно бывал в России. Титанический труд его – собрание поэзии «Строфы века», «Антология русской поэзии» в пяти толстенных томах. В своем доме в Переделкино Евтушенко открыл музей-галерею.

Кстати, чуть не забыл упомянуть еще об одном таланте Евтушенко – кино. Он снялся в роли Циолковского, его приглашали Эльдар Рязанов – сыграть Сирано де Бержерака и Паоло Пазолини – на роль Христа. Евтушенко как режиссер снял два фильма: «Детский сад» и «Похороны Сталина».

Энергия была колоссальная, он всё успевал и во всём преуспел. Поэт пережил всех своих друзей. До конца он не переставал работать над очередной книгой. Умер от рака в больнице в городке Талса штата Оклахома, где жил последнее время. Похоронить он завещал себя в Переделкино, рядом с могилой Бориса Пастернака.

В нашу последнюю встречу, у меня дома, мы разговаривали долго, пили коньяк, моя жена Татьяна кормила Евгения Александровича разносолами собственного приготовления. По этому поводу он написал мадригал, сравнив ее кулинарные способности с рестораном «Максим» в Париже, а уходя, написал: «Если бы хотел я быть в оковах – лишь в оковах всей семьи Дьячковых!»

Ничуть не обольщаюсь, слова они и есть слова, но хочется верить, что друг друга мы понимали. О себе Евтушенко сказал всё: «Если будет Россия, значит, буду и я». Светлая ему память.

Сергей Дьячков, почетный гражданин Тольятти, член Союза российских писателей
«Вольный город», №13 (1141) 07.04.17

Евгений Евтушенко

фото: strana.ua

фото: из открытых источников