Многие до сих пор уверены, что медицина у нас бесплатная

Горбольница № 5 с ее полутора десятками различных корпусов является одной из самых крупных не только в Самарской области, но и, возможно, во всей стране. Понятно, что большое хозяйство – это серьезные хлопоты, особенно когда бюджетного финансирования не хватает, а каждый дополнительно полученный с населения руль вызывает если не агрессию, то раздражение, ведь многие до сих пор уверены, что медицина у нас бесплатная.

На этой неделе главврач Николай Ренц пригласил журналистов в свой огромный рабочий кабинет, чтобы рассказать о проблемах и попросить не сгущать краски в тех случаях, когда населения жалуется на больницу.

Желающих пообщаться с Ренцем набралось достаточно много – человек пятнадцать. Такому количеству даже мэр может позавидовать, ведь на его пресс-конференциях представителей СМИ обычно можно посчитать по пальцам одной руки.

– Давайте сначала вместе сфотографируемся на память, – неожиданно предложил главврач, спустившийся на первый этаж (к знакомому многим горожанам кабинету платных услуг), чтобы лично встретить гостей.

На лице у Николая Альфредовича была традиционная улыбка, вместе с которой он проводил журналистов в кабинет, где уже был накрыт стол с пирожками, колбасой, фруктами, пирожными…

– Вы только не думайте, что у нас каждый день так кормят, – сказал он. – Хотя знаете, тут недавно одна мамочка с ребенком лежала, так ей настолько понравилась еда в больнице, что она даже спросила: «А можно у вас на дом её заказывать?». Так что кушайте и помните, что скромность украшает в том случае, когда больше уже нечему украшать.

Гости дружно засмеялись, а хозяин кабинета предложил чай, сок, а если кто не за рулем, то можно и более крепкие напитки…

– Недавно пациента привезли, пострадавшего от рук киллера, – сказал Николай Альфредович. – Если бы не наши возможности, он бы погиб. А так мы в течение 20 минут проводили реанимационные мероприятия и одновременно делали компьютерную томограмму конечностей, живота, груди и головы. Поняли, какие зоны повреждений представляют наибольшую опасность и сосредоточились именно на них. В итоге пациент жив и уже разговаривает.

Нет врачей, но вы держитесь!

Главврач долго говорил о преимуществах и многофункциональности 5-й горбольницы по сравнению с другими лечебными учреждениями, а потом пожаловался, что уже несколько лет объем средств из фонда социального страхования не увеличивается и составляет 8 970 рублей на человека в год. До определенного момента денег хватало, однако когда курс доллара вырос до 60 рублей, ситуация заметно усложнилась.

– Больница в основном живет за счет средств, получаемых по системе обязательного медицинского страхования, – начал он доносить до присутствующих основную мысль. – То есть мы оказываем медицинскую помощь, а потом страховым компаниям выставляются счета. Дополнительно нам перечисляют из бюджета деньги за СПИД-центр, хоспис и обследование новорожденных на различные генетические заболевания.  Госпитализируем 77 тысяч человек в год, а обращается ровно в два раза больше людей. Но даже в этой ситуации не можем полностью компенсировать расходы. К примеру, в 2015-м пролечили больных на 230 миллионов рублей больше, чем нам за них заплатили. – У нас ведь зарплаты не растут уже четвертый год, а у администрации (у меня и всех замов) в 2016-м снизили на 20 процентов.

– А какое отношение вы к курсу доллара имеете? – спросил кто-то из журналистов.

– Из закупаемого объема лекарств – 80 процентов отечественные, на которые тратится в среднем 20 процентов средств, заложенных на медикаменты. А 20 процентов импортной номенклатуры съедают 80 процентов денег. Или еще пример: в 2014 году содержание реанимации новорожденных обходилось нам в 3 миллиона рублей в квартал (и это без лекарств), а сейчас – 12 миллионов, поскольку закупаемое оборудование импортное.

56% россиян категорически недовольны уровнем медпомощи

Достаточно много времени было посвящено теме конфликтов, возникающих между пациентами и медперсоналом.

– Город ведь сильно постарел, – отметил главный доктор. – Полвека назад сюда приехало много молодежи строить ВАЗ, а сейчас эти люди почти одновременно вышли на пенсию с целым набором заболеваний. Могу сказать, что характерный для пожилых рак предстательной железы сейчас фиксируется в четыре раза чаще. Много заболеваний у людей возникает из-за неправильного образа жизни. Однако даже заработав гипертонию или сахарный диабет, многие не хотят менять свой образ жизни, не принимают лекарства, надеясь, что если что-то случится, то система здравоохранения им поможет. Но ведь нужно понимать, что ресурсов у системы немного и нацелена она на то, чтобы спасать жизнь. У людей завышенные ожидания. Они считают, что после их приезда в больницу им уделят максимум внимания и проблему решат оперативно. Не может быть такого, потому что у нас просто колоссальный поток пациентов и зачастую все врачи заняты. Как результат – масса негатива, который заставляет медицинских работников переживать. Персонал ведь беречь нужно: врач – это очень чувствительный субъект, совмещающий качества интеллигента и ремесленника. Очень они ранимые….

О том, что нужно беречь нервы пациентов, Николай Альфредович почему-то не упомянул, как и о том, что порой эти интеллигенты в белых халатах просто шокируют больных своими высказываниями. К примеру, пару лет назад я навещал отца в отделении, где лежат диабетики-ампутанты. Так вот, подойдя к одному из больных и увидев, что нога у него продолжает чернеть, доктор философски заметил:

– Да-а-а. Пора, наверное, топор точить!

Впрочем, по поводу таких вот эпизодов у главврача есть свое особое мнение. Заключается оно в том, что каждый случай индивидуален и не надо обобщать весь увиденный в больнице негатив, рисуя в умах читателей страшную картину некой порочной системы, распространившейся на большинство медучреждений страны.

Самарская область: бесплатная медицина вымирает

– Любой конфликт можно лишить персонально, не черня всё и всех. Хорошо бы еще объяснить людям, что надеяться в жизни нужно только на себя, а именно – беречь здоровье и, может быть, даже откладывать деньги на дорогостоящие препараты. А вообще, мы имеем таких медиков, которые у нас есть. И заменить их некем.

Наверное, рискнем поспорить с Николаем Альфредовичем. Многие из нас неоднократно бывали в медгородке со своими недугами (либо навещая родственников) и сталкивались с одной и той же ситуацией, выражающейся в прямых или косвенных намеках за что-то доплатить. И это уже не частный случай, а именно система, которую кто-то из пациентов принимает (а возможно, и одобряет), но есть и такие, кто пишет и будет писать на медработников жалобы. И еще один важный момент. Система эта не контролируется администрацией горбольницы № 5 и никакие дисциплинарные взыскания не заставят медперсонал иначе относиться к людям. По сути врачи сейчас работают под девизами: «Не лечи бесплатно, ибо человек, лечащийся бесплатно, не ценит свое здоровье» и «Вас много, а я один», а младший медперсонал – «Я вам за такую зарплату вообще ничего не обязана делать». Конечно, всегда и везде есть исключения, но, как ни крутите, это все-таки система, кстати, сформировавшаяся в том числе и при участии самих пациентов, еще с советских времен задаривавших докторов конфетами или чем-то посолиднее.

– Мы даже создали специальную службу работы с пациентами, поскольку администрация крайне заинтересована в том, чтобы разбирать конфликтные ситуации, – сказал в заключение своей затянувшейся вступительной речи Николай Альфредович. – Поверьте, эффекта от этого больше, чем от того, что, выписавшись, человек написал где-то в соцсетях о том, что врач в хирургическом отделении – негодяй, да и остальные в общем-то не лучше, хотя он с ними и не сталкивался… Ну и какой от этого эффект? Медики становятся озлобленными, начинают видеть всех пациентов в одном свете.

очередь в регистратуру

фото: “Площадь Свободы”

Далее общение пошло в режиме пресс-конференции. Наиболее интересные вопросы мы предлагаем вашему вниманию.

– Что изменится, если вдруг вам увеличат финансирование настолько, насколько сами пожелаете?

– Смотря сколько бы дали. Если 100 миллионов, то мы бы их всё пустили на лекарства и ремонт медицинского оборудования. А вообще, всегда дилемма между техническим совершенствованием и тем, чтобы увеличить зарплату персоналу. Вы знаете о том, что за 5 лет количество врачей, работающих в частной медицине, увеличилось в два раза? В Самарской области 11 900 врачей, из которых почти 20 процентов трудится в частных центрах и клиниках. А ведь это люди, которые когда-то работали у нас.

– Какая сейчас в больнице укомплектованность врачами?

– 62 процента. А в поликлиниках – вообще 52, причем половина из них – пенсионеры. Престиж у профессии низкий. Вы знаете средний балл для поступления в российские медицинское вузы? Всего 48. Я эту цифру слышал от компетентных людей. Соответственно, и уровень компетенции выпускников сейчас ниже. И как бы мы сейчас с вами ногами ни стучали, решить проблему в течение 5-6 лет не удастся. Лет за 15 – может быть.

– Какая зарплата у ваших врачей?

– Примерно 39-40 тысяч рублей, но при этом вместо 172-180 часов в месяц они работают 280-300.

– Какой процент от доходов больницы занимают платные услуги?

– Примерно 10 процентов. Платные услуги позволяют нам «латать дыры». Вот, например, недавно полетел насос, обеспечивающий теплом онкологический корпус, а тратить на это деньги из ОМС мы не имеем права.

Доступность медицинской помощи

Один из журналистов поинтересовался, из каких источников должны поступать дополнительные средства для нормального функционирования больниц. Николай Альфредович проявил дипломатичность:

– Не знаю, где денег взять. По большому счету, путь только один – повышать взносы в фонд медицинского страхования, то есть увеличивать нагрузку на фонд оплаты труда предприятий и организаций. Мы в думе выходили с инициативой увеличить эти взносы, но промышленники сказали: «Вы что делаете… у нас и так ситуация сложная». Так же давно витает идея софинансирования. Недавно я общался с коллегой, работающим во Франции. Он говорит: «У меня есть все возможные страховки, но когда я иду на прием к врачу, то из 24 полагающихся за прием евро 10 всегда плачу сам». Вот вам и софинансирование. Кстати, обратите внимание, что там врач ходит на прием к врачу за деньги.

Позже, отвечая на вопросы про мигрантов, приезжающих бесплатно рожать в Россию, Ренц так увлекся, что сказал:

– Никто не имеет права лечиться на халяву. Ни я, ни вы.

Конечно, Николай Альфредович может сказать, что фраза вырвана из контекста и касается прежде всего мигрантов, однако уточнение «ни вы, ни я» наводит на определенные размышления. Вряд ли главврача поддержат в этом плане десятки тысяч тольяттинских пенсионеров, без остатка отдававших здоровье стране, а теперь сталкивающихся с непониманием в больницах и поликлиниках. К тому же не стоит забывать и о 41-й статье Конституции, первый пункт которой звучит так: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».

Если не дают талон в регистратуре

Илья Просекин, «Вольный город Тольятти»

очередь в поликлинике
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 12 (1140) 31.03.17, Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

фото: из открытых источников