Директор приюта «Кошкин дом» Наталья Боброва много лет тратит свой досуг на спасение бездомышей.

Циничная часть нашего общества давно нарисовала образ независимой самодостаточной женщины, окруженной дома толпой котов. А между тем волонтеры, занимающиеся спасением брошенных животных, как правило, вполне состоявшиеся в профессиональном и личном плане люди. Наталья Боброва, хрупкая девушка вполне модельной внешности, работает научным сотрудником в успешной IT-компании, занимается разработкой и внедрением медицинских информационных систем. А после работы и в выходные Наталью Владимировну и ее супруга ждут обитатели кошачьего приюта, которых надо не только покормить и обеспечить чистоту обитания, это и ежедневный медицинский уход, и решение хозяйственных вопросов, начиная от финансов и заканчивая ремонтом помещений, оформление различных документов. Это все равно, что иметь свою фирму, в которой вкалываешь почти без выходных, а в качестве дохода имеешь моральное удовлетворение, да и то не всегда. Это тяжелый и зачастую неблагодарный труд, который делается в первую очередь для людей, которых заботит гуманное отношение к животным, которым не все равно.

Наш разговор с Натальей Бобровой — о пути человека, который нашел общественное призвание, нашел единомышленников, научился принимать порой жесткие решения и смог создать место, которое, пожалуй, можно назвать «последней кошачьей надеждой».

— Как давно Вы занимаетесь волонтерской деятельностью, как появилась такая потребность?

— Потребность не появилась сразу как озарение, она взращивалась постепенно, шаг за шагом. Когда двигаешься дальше — видишь результат, появляется много новых мыслей, которые тоже в свою очередь требуют реализации. А началось все с того, что мы взяли 9 лет назад кошечку с приюта на улице Офицерской (ныне уже закрытого). Увидев, в каких условиях содержались животные в приюте, появилось желание помочь.

— Сколько уже существует приют, какова его структура, сколько животных нашло свой дом?

— «Кошкин дом» состоит из самого приюта, «Дома малютки», где содержатся котята, и Центра стерилизаций, где выполняются стерилизации исключительно уличных кошек с последующей передержкой (на время реабилитации после операции) и выпуском их на место прежнего обитания. За все время существования приюта с сентября 2010 года было пристроено 537 кошек (основной приют). Цифра небольшая, но с учетом того, что приют сам по себе вмещает всего максимум 80 кошек (и это уже считается переполнением) и кошки, попавшие к нам, в основном имели серьезные проблемы со здоровьем и требовали времени и вложений на вылечивание, не всегда просто найти хозяев таким животным.

— А сколько кошек у вас дома?

— Постоянных, своих, четыре и две на временной передержке.

— Но ведь не всех животных можно спасти, как часто Вы плачете, когда ничем уже не помочь?

— Раньше много плакала, а теперь уже нет, все-таки организм «закаляется», когда постоянно работаешь с такими тяжелыми случаями. На многие вещи приходится смотреть уже более философски. Силы расходуются уже не на один какой-то конкретный случай, а на результат работы приюта в целом.

— А что Вы считаете главным в деятельности приюта? Откликается ли наше общество на вашу деятельность?

— У приюта самая главная цель — снижение численности бездомных кошек. Для достижения этой цели решаются две задачи: первая — это прием уличных кошек в приют (больных или травмированных), вторая — стерилизация здоровых уличных кошек (их уже стерилизовано более 1,5 тысяч). Да, общество, не все, но какая то его часть, а именно волонтеры и благотворители, помогают нам двигаться в нужном направлении. Без помощи других людей приюта бы не существовало.

— А кто больше помогает приюту: частные лица или организации?

— Помогают в основном частные лица, на их средства он и существует. Можно сказать, что «с мира по копейке», но собирается сумма, чтобы приют мог выжить. Организации напрямую финансово спонсируют приют редко, они предлагают другие способы, например, один производитель кормов для животных продает нам лечебные корма с большой скидкой.

— Бывает ли у Вас свободное время? Есть какое-то домашнее хобби?

— Свободного времени практически нет, раньше с удовольствием занималась художественной фотографией, но пришлось забросить это занятие из-за приюта.

— А не жалеете что нет времени на себя? Нет планов, допустим, через год-два-пять передать кому-нибудь полномочия? Ведь график дом-работа-приют довольно жесткий…

— Конечно, всегда хочется отдохнуть. Сейчас получилось найти «заместителя» только на выходные, так как этот человек учится на ветеринара и в будние дни отсутствует в нашем городе. Мы с супругом летом по выходным активно катались на мотоциклах по Самарской и Ульяновской областям. Пожалуй, это единственное хобби, которое у меня осталось (смеется. — Прим. ред.).

— Полноценно отдыхать получается только в отпуске?

— Отпуск я стараюсь тратить на путешествия и выходные дни, как я уже сказала, по возможности. Отправляемся с супругом, но иногда с веселой компанией друзей. Путешествуем мы самостоятельно, предпочитаем это делать на собственном мототранспорте, в связи с этим самым привлекательным нам кажется азиатский регион. Он относительно безопасный и свободный.

— Какие страны вы посетили?

— Испанию, Вьетнам, Камбоджу, Таиланд, Бали, Филиппины. Бывали в очень интересных и труднодоступных местах, залезали на горы… Это очень увлекает и даже в какой-то степени становится зависимостью, потому что открывается много новых граней жизни, также меняется восприятие собственного существования и взгляда на мир, чего не происходит, если жить и вариться постоянно в одной и той же среде.

— Я знаю, что Вы вегетарианка и давно перестали носить меха, это связано с волонтерством или путешествиями?

— К вегетарианству я пришла именно в Азии, потому что отношение к животным у них на виду — коров и свиней везут (скрученными в три узла) на бойню у всех на глазах. Человек, который видит в животных больше, чем кусок мяса, не может остаться равнодушным к этой обреченности и отчаянию в их глазах. В России обычно об этом не приходилось задумываться, потому что потребители видят лишь неодушевленный мясопродукт на полках магазинов. А условия выращивания и убийства старательно умалчиваются производителями. А меха… я не могу одеваться в чужие жизни! Мне кажется, что раз я стала вегетарианкой, уже подразумевает, что надо исключить убийство животных ради блага человека. Как я могу не желать убийства на еду и быть равнодушной к убийству на шкуры?

Наталья Боброва

Родилась в г. Куйбышеве, но с детства живет в Тольятти.

Окончила Тольяттинскую академию управления, специальность «Финансы и кредит».

Цитата:
«Когда двигаешься дальше — видишь результат».

Наша справка:
Благотворительный фонд помощи бездомным животным
г. Тольятти «Центр реабилитации и медицинского сопровождения пострадавших кошек «Приют «Кошкин дом» существует 6-й год.
За это время из «основного» приюта пристроено 537 кошек.
Фонд стерилизации с 2012 года по настоящее время стерилизовал 1553 кошки, из них около 140 не вернулись на улицу, а нашли себе хозяев.
Филиал «Дом малютки» за 2,5 года своего существования отдал в добрые руки около 200 котят и подростков.

Елена Кочева, Площадь СВОБОДЫ
ekocheva@yandex.ru

Наталья Боброва с котом на руках

фото: Площадь СВОБОДЫ

фото: из открытых источников