Куда смотрело руководство школы

Бывшего главного бухгалтера школы № 18 Альбину Паньженскую взяли под стражу прямо в зале суда. Полгода она была под подпиской о невыезде и все это время надеялась, что удастся избежать лишения свободы. Увы! Не помогли ни раскаяние, ни возмещение части похищенных денег, ни обнародование хронических заболеваний, которые обычно стараются скрыть, тем более если работают в учебном заведении.

Главбухом в этой школе Паньженская проработала без малого 17 лет. Самой ей 42 года, причем приговор вынесли через сутки после дня рождения. Конечно, это простое совпадение, никто Альбину Рафкатовну специально не гнобил, стараясь сделать побольнее.

С чего все началось? Паньженская, будучи подозреваемой, рассказала, что в 2007 году приобрела квартиру, взяв ипотеку в банке. Сумма кредита составила 800 тысяч, ежемесячный платеж – 10 тысяч рублей. Проблемы с оплатой у нее возникли в январе 2012 года. Обратите внимание, что экономический кризис, бушевавший в стране и городе до этого, ее не коснулся. Интересно, почему?

Паньженская косвенно ответила на этот вопрос: с 2012 года супруг перестал работать. Есть информация, что мужчина увлекся наркотиками.

Итак, в январе 2012-го главбух решила, что из денег, выделенных на оплату работникам школы, сможет забирать себе зарплату больше начисленной.
– Я понимала, что это незаконно, но очень нуждалась в деньгах и рассчитывала, что никто ничего не заметит. Отправлением реестров в банк, как и электронно, так и нарочно, занималась только я, – призналась Паньженская.

В банке был открыт расчетный счет школы, куда зачислялась общая масса денежных средств  для выплаты зарплаты. Начислением зарплаты занималась бухгалтер Галина Лукацкая по специальной программе, где указаны установленные приказами и регламентом школы оклады, доплаты из стимулирующих и дополнительных фондов. Потом реестры по зарплате попадали к главбуху, она увеличивала свои цифры и отправляла в банк. Деньги начислялись на ее карту, а в школе оставались расчетные листы, и в них указывалась только официальная зарплата.

Первый раз вместо 35 тысяч Паньженская получила 55 000 рублей. Во второй раз «прибыток» составил 32 тысячи, в третий – даже немного превысил официальную зарплату. За два с половиной года главбух без особого труда похитила из школьной казны 1 344 075 рублей и 10 копеек, а в ходе следствия, чтобы смягчить наказание, вернула только 150 тысяч.
Куда истратила деньги? На оплату кредита и обучение дочери, на проживание и быт. Так, во всяком случае, рассказала сама обвиняемая.

Возникает естественный вопрос: куда смотрело руководство школы? Любовь Верещагина это учебное заведение возглавляла 23 года. Будучи в статусе свидетеля, она сообщила, что в состав школы № 18 структурно входит детский сад, имеющий два здания. Соответственно, в каждом из трех зданий есть столовая. Штатная численность школы – 180 работников, из них административно-управленческий персонал – 12, педагоги – 101, младший обслуживающий персонал – 67. Финансирование осуществляется из городского, областного бюджетов и даже из федерального, если требуется капремонт.

Когда специалисты департамента образования мэрии провели проверку, то обнаружили грубые нарушения – махинации с отпускными, которые получила Паньженская.
– 11 февраля этого года главбух подошла ко мне, расплакалась, стала просить прощения. Она рассказала, что летом 2014-го необоснованно начислила себе 89 тысяч рублей, хотела их потом вернуть, но не знала, как это сделать. О случившемся я доложила руководителю департамента образования мэрии Татьяне Терлецкой, за подписью которой было подано заявление в полицию о проведении проверки в отношении главбуха, – сообщила Любовь Верещагина.

Материалы проверки легли в основу уголовного дела, возбужденного 24 марта. Верещагиной дали доработать в качестве директора до конца учебного года, после чего Любовь Николаевна уволилась, но не пропала. Необходимо пояснить, что право подписи в реестрах было у четверых сотрудниках школы: директора, ее заместителя, главбуха и ее заместителя. Причем заместители могли расписываться только тогда, когда отсутствовали руководители.

Этим летом департамент образования мэрии неожиданно уволил директора школы № 85 Наталью Гриценко. На ее место был направлен заместитель директора школы № 18 Валентин Тачков, кстати, имевший право подписи в реестрах. А он уже пригласил на работу Любовь Верещагину. Кем? Заместителем директора. Это вызвало возмущение в педагогическом коллективе, которое в мэрии старались не замечать, прекрасно понимая, что в условиях кризиса будет мало желающих пойти на баррикады. А коли так – пошумят и успокоятся.

Альбина Паньженская тоже сменила место работы – стала бухгалтером коммерческой организации. В суде она заявила ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. Это по действующему законодательству означает признание вины и смягчение наказания. Представитель прокуратуры Комсомольского района, поддерживавший государственное обвинение, не возражал против особого производства, поскольку имеющиеся в деле доказательства были собраны в соответствии с требованиями закона и ничем не опровергались.
Паньженскую суд признал виновной в мошенничестве и служебном подлоге, приговорив к двум годам колонии общего режима. Кроме того, с нее будет взыскано 1 194 075 рублей и 10 копеек в пользу школы № 18.

И последнее. Знаете с чего началась раскрутка этого скандального дела? С анонимки! В конце января на имя губернатора Самарской области поступило письмо за подписью Сергеева и Мухиной о том, что главбух их школы № 18 занимается подделками. При проверке выяснилось, что работники с такими фамилиями в учебном заведении не числятся, а Паньженская действительно нечиста на руку…

деньги в руках женщина

фото: m.prоgorоd11.ru

Сергей Русов, «Вольный город»

фото: из открытых источников