Напомню, после неудавшейся попытки проехать к озеру Бабаозг возле села Старая Бинарадка, нам нужно было срочно искать другое место для ночевки. Я вспомнил про небольшую базу отдыха на берегу Жигулевского водохранилища, недалеко от Молодецкого кургана. Как и на Бабаозге, я бывал там очень давно и не знал, но место это очень красивое и стоит того, чтобы рискнуть туда поехать.

«Приволье»

Мы быстро расселись по машинам, в который уже раз за вечер проехали через Старую Бинарадку, вернулись на трассу М5 и по ней добрались до села Жигули. Ещё несколько километров по лесному тоннелю, спускающемуся к Волге – и перед нами ворота базы отдыха «Приволье». За проход на территорию с нас взяли по 150 рублей с человека, ещё 300 рублей мы заплатили за аренду небольшой беседки на берегу Жигулевского моря. Пока мы добирались до беседки, у меня было время рассмотреть турбазу. Недалеко от главных ворот рабочие возводили большой бревенчатый дом, дальше вдоль дороги выстроились большие палатки, дополнительно укрытые от непогоды деревянными крышами, ближе к берегу стояли аккуратные бревенчатые хижины со спутниковыми тарелками на крышах, а у самой воды вытянулись цепочкой открытые беседки. Наша была самой маленькой, зато находилась вдали от остальных на небольшом пригорке. Когда мы дотащили до нее свои вещи, нашему взору, наконец, открылся простор Жигулевского моря.

берег Жигулевское море

Закат над морем

Прямо под нашими ногами изогнулся дугой широкий залив с покрытым крупной галькой пляжем. Слева его ограничивал приземистый Усинский курган, который за плоскую безлесную вершину ещё называют горой Лепешкой. Справа от залива начинался высокий скалистый берег, отделённый от кромки воды каменистой полосой шириной в несколько метров. Но все это мы разглядели потом, а в первые минуты наши взгляды были прикованы к горизонту. Над Жигулевским морем садилось солнце, окрашивая его воды всеми оттенками расплавленного металла.

Солнце заходит вечер Волга
Противоположный берег в этом месте был так далеко, что скрывался за горизонтом, и перед нами расстилалась лишь бескрайняя водная гладь. От постепенно погружающегося в волны огромного водохранилища светила тянулась на восток полоса темно-синих облаков, словно клубы дыма от грандиозного пожара. Под пологом туч можно было с трудом различить зазубренные очертания Тольятти. Завороженные этим грандиозным зрелищем, мы спустились к воде. Самые отважные отправились купаться, несмотря на то, что вода здесь была еще холоднее, чем возле Самары. По мере того, как на улице становилось темнее, в Автограде начали зажигаться фонари. С такого расстояния большой город казался тонкой ниткой янтарных бус, и лишь хорошенько присмотревшись, можно было отличить огни старой набережной от окон жилых домов.

Закат Солнца над Волгой

Ночная гроза

Когда на облаках погасли последние отблески исчезнувшего солнца, мы вернулись к беседке и занялись устройством лагеря: поставили палатки, набрали дров для костра, выгрузили из сумок продукты и приступили к приготовлению шашлыка. За этими приятными хлопотами мы не сразу услышали отдаленные раскаты грома. Туча, до этого тихо висевшая над Тольятти, внезапно решила продемонстрировать нам всю свою мощь. Грозовой фронт зацепил и нас, и вот уже по крыше беседки забарабанили тяжелые капли. Впрочем, дождь нам нисколько не помешал, скорее наоборот, добавил ощущение близости к природе: лишь один шаг отделял нас от низвергающихся с небес потоков воды. Когда дождь немного утих, мы перебрались из беседки на пляж, укрывшись под кроной раскидистого дерева, и отсюда с комфортом продолжили любоваться бушующей над Тольятти стихией. Молнии сверкали одна за другой, на мгновение освещая темные воды Жигулевского моря и подсвечивая слегка колышущуюся стену дождя, призрачной вуалью опустившуюся на город.

гроза Волга Жигулевское море ночь
Утро нового дня

Ближе к трем часам ночи буря начала стихать, и мы разошлись по своим палаткам. Я никак не мог уснуть. Мы разбили лагерь на небольшом склоне, и теперь я то и дело скатывался в угол палатки. Устав ворочаться, я сел и выглянул на улицу. Небо над Жигулевским морем вновь начинало светлеть – близился рассвет. Выбравшись из спальника, я обулся, взял фотоаппарат со штативом и отправился на вершину Усинского кургана. В предрассветных сумерках я свернул не на ту тропинку и долго продирался сквозь заросли крапивы и каких-то колючих кустов. По дороге мне попалась на глаза разрушенная столовая. По всей видимости, турбаза существует здесь еще с советской поры и, судя по размерам, знавала лучшие времена. Но вот заросли остались позади, и я оказался на лугу, покрывающем вершину холма. Отсюда был прекрасно виден Молодецкий курган, отделенный от нашего лагеря километровой береговой полосой и глубоким заливом. От ночной грозы не осталось и следа, а плывущие по небу легкие облака окрасились в нежно-розовый цвет. До восхода оставалось максимум полчаса, и мне необходимо было как можно быстрее найти подходящую точку для съемки. Недалеко от вершины Лепешки я приметил небольшое кирпичное строение. Взобравшись на его стену, я установил камеру на штатив и запустил съемку видео, а сам попытался поудобнее устроиться на узкой продуваемой ветром полоске кирпичной кладки. Компанию мне составила какая-то ранняя птаха, распевающая свои песни на растущем поблизости дереве. Наконец небо почти окончательно очистилось от облаков, из-за горизонта показался краешек солнца. Не скажу, что этот рассвет был каким-то очень уж красивым, но все же бессонная ночь стоила того: не так уж много рассветов мы видим в своей жизни, в отличие от закатов.

утро над Волгой

Усинский залив

Между тем, выяснилось, что не один я решил провести эту ночь без сна. Один из моих друзей тоже в одиночестве бродил по Усинскому кургану. Собрав свое оборудование и спустившись со стены, я догнал его, и вдвоем мы пошли к противоположному краю кургана, где начинается (или, скорее, заканчивается) Усинский залив. Маленькая речка Уса, через которую в Рачейском бору я запросто перепрыгивал, в месте своего впадения в Волгу раздалась вширь почти на километр. В самом узком месте через залив была перекинута линия электропередачи, уходящая в сторону санатория Волжский Утес. На другом берегу залива виднелась деревня Березовка, а противоположный берег Жигулевского моря был едва различим в утренней дымке. Прямо под нашими ногами лежал Змеиный затон, куда мы и решили спуститься. Змеи нам по пути действительно повстречались. Мы не успели разглядеть, были это гадюки или безобидные ужи, и на всякий случай внимательно смотрели под ноги и обходили любое подозрительное шуршание стороной. Сам затон на меня особого впечатления не произвел – тот же галечный пляж, те же скалы, отвесно обрывающиеся в воду, но, в отличие от турбазы, здесь никто не убирает мусор. Пошвыряв в воду плоские камни, мы отправились в обратный путь по тропинке через лес. По дороге мы забрели в палаточный лагерь, разбитый прямо на тропе. Оказывается, сюда вполне можно проехать на джипе по лесным дорогам, минуя ворота турбазы и, соответственно, ничего не платя. Но комфортными эти условия не назовешь, да и такого замечательного вида прямо из палатки, как у нас, здесь нет.

Прогулка вдоль берега

В лагере к нашему возвращению уже почти все проснулись (хотя было еще только шесть утра) и теперь лениво переползали с места на место. Похоже, не мне одному было неудобно спать на склоне. Осматривать окрестности явно никто не собирался. Кто-то решил дожарить оставшийся со вчерашнего дня шашлык, а я начал потихоньку сворачивать лагерь: вытряхивать на улицу последних сонь (за что на меня потом еще долго ворчали), разбирать палатки, сворачивать спальники и коврики, укладывать вещи в рюкзак. Уже перед самым отъездом мне все-таки удалось вытащить одного из друзей на небольшую прогулку. Мы отправились вдоль берега в сторону Молодецкого кургана по узкой полоске между отвесными скалами и кромкой воды. Поначалу дорога была завалена огромными угловатыми булыжниками, но постепенно они уступили место плоским камням, почти идеально подогнанным друг к другу, будто творение человеческих рук, а не причудливая игра природы. Некоторые камни были влажными и очень скользкими от покрывающих их водорослей, другие, точно такие же и лежащие рядом с первыми, оставались абсолютно сухими. Мы быстро сообразили, на какие камни можно наступать, а какие лучше обходить стороной. Вообще же эта прибрежная полоса очень напоминала самую настоящую набережную, только очень древнюю. Вскоре камни кончились, и продолжать движение можно было лишь по колено в воде. Мокнуть нам не захотелось, и мы решили вернуться к лагерю, где наши товарищи тем временем почти завершили сборы.

Все мы остались очень довольны этой поездкой. Те же, кто впервые увидел Жигулевское море, пребывали в полном восторге. Потраченных на путешествие денег никто не пожалел. То, что часть берега водохранилища была закрыта для свободного доступа, пошло этому замечательному месту только на пользу. Все желающие отдохнуть на лоне природы и полюбоваться шикарными видами по-прежнему могут сделать это, пусть и за небольшую плату, зато берег всегда чистый, да и все бытовые удобства под боком. Впрочем, я бы ни в коем случае не хотел, чтобы все берега оказались застроены подобными турбазами. Должно оставаться место и для «дикого» отдыха, единения с природой, а в некоторые заповедные уголки ноге человека лучше совсем не ступать. Или, по крайней мере, не оставлять после себя никаких следов.

Читайте: Доступ к одному из красивейших озер закрыт

Красивый закат Жигулевское море
текст и фото:  Валерий Григанов, "Самарские известия"

фото: из открытых источников