Предстоящие новогодние праздники Татьяна Старовойтова отметит невесело, если слово «отметит» здесь вообще уместно. Дело в том, что 49-летняя вдова находится в камере следственного изолятора и будет этапирована в колонию после вступления приговора в законную силу.

Кто виноват в случившемся? Ответ зависит от точки зрения на нашу действительность: доморощенные философы скажут, что довела жизнь, феминистки будут кричать о мужиках-извергах, измывающихся над бедными женщинами. Правоведы пожмут плечами, дескать, о чем тут спорить – в чистом виде часть 1 статьи 105 Уголовного кодекса (убийство).

Но, согласитесь, убийство убийству рознь. Когда повар, имея профессиональные навыки разделки мяса, сначала убивает человека, потом начинает его расчленять, это наводит на определенные размышления.

В Тольятти уроженка деревни Комарово Красноярского края переехала вместе с сыном в 2007 году. По словам ее дочери, Татьяна Петровна сняла квартиру на улице Дзержинского, надеясь на лучшую жизнь. Примерно 7 лет назад она познакомилась с мужчиной, неким Владимиром Никишиным. Когда стали жить вместе, то часто ссорились, периодически выпивали и поколачивали друг друга.

А вот что рассказала сама Старовойтова:

– Никишин раньше работал на заводе инженером, потом стал перебиваться случайными заработками на автостоянках, в гаражах. Получал пенсию, но всю ее пропивал. Мы жили вроде бы семьей, хотя за аренду жилья платила всегда я. Никишин когда-то был женат, потом семью оставил, выплачивая алименты детям. У него двое взрослых детей. Мы пытались их найти, но не смогли.

По словам Татьяны, первое время сожитель держался, затем начались запои. Пил Никишин в основном «фанфурики» типа настойки боярышника. Будучи нетрезвым, вел себя агрессивно, бил ее, пытался даже душить. Много раз Татьяна его выгоняла, но через две-три недели он возвращался. Почему?

– Ему некуда было больше идти, – ответила, как бы жалея сожителя, арестованная.

Одному Всевышнему известно, как в одном человеке уживаются всепрощенчество и жестокость. Сначала Старовойтова исколола ножом сожителя, в том числе в спину, хотя смерть могла наступить от первого удара – в сердце. Потом толкнула на пол и, видя, что Никишин угасает, надела перчатки и стала отрезать ему руки.

Закончив «экзекуцию», сняла перчатки и позвонила дочери:

– Вызывай полицию, я дядю Вову убила.

Затем переоделась в чистое и принялась ждать стражей порядка.

– От дежурного мне поступил вызов вечером 2 сентября – о том, что в четвертом квартале произошло убийство. Я поднялся на пятый этаж, дверь в квартиру была открыта. Я спросил, есть ли кто дома. Женский голос ответил, чтобы я проходил в комнату. Там в кресле сидела Старовойтова, рядом лежал труп. Одна рука была полностью отрезана, другая держалась на жилке. Женщина сказала, что сожитель ее бил, а руки она отрезала, чтобы больше никому не причинил зла. И никого этими руками не трогал. Запаха спиртного я от нее не почувствовал, но пока мы ждали следственно-оперативную группу, Старовойтова сказала, что хочет выпить. Я разрешил, и она выпила целый стакан водки, – рассказал уже в суде сотрудник полиции.

Сама Старовойтова вину признала частично. Дескать, да, убила, но защищая себя. Рассказывая подробности, сообщила бытовую деталь, которая в свете кровавого убийства прозвучала как-то зловеще:

– У нас дома ножи всегда заточены. Я – повар, люблю, чтобы ножи были как бритва.

Гособвинитель из прокуратуры Автозаводского района заметил в словах Старовойтовой несколько существенных нестыковок. Во-первых, в комнате, а это место преступления, был только один нож – в руках обвиняемой. Соответственно, ее утверждения, что Никишин набросился с ножом, голословны. Во-вторых, не подтвердились доводы, что сожитель ее душил руками за горло: эксперт не нашел следов телесных повреждений.

В-третьих, и это тоже важно, Старовойтову уже привлекали к уголовной ответственности за нанесение ножевого ранения Никишину. Было это весной 2012-го, дело потом прекратили за примирением сторон. И если бы повар боялась своего хмельного сожителя, она в течение четырех последующих лет не стала бы вести с ним общее хозяйство.

Суд согласился с доводами гособвинителя, приговорив Старовойтову к 8 годам колонии общего режима. На меру наказания повлияло также заключение комплексной судебной экспертизы. Согласно этому документу, Татьяна Петровна не страдала и не страдает хроническим психическим заболеванием, могла осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. А еще – не находилась в состоянии физиологического аффекта либо в другом эмоциональном состоянии, которое оказало бы существенное влияние на ее поведение.

Сергей Русов, «Вольный город», № 50 (1127) 23.12.16

девушка закрыла лицо

фото: www.imеnnо.ru

фото: из открытых источников