Конфликт на дачном участке

Супругов Дьяконовых судили порознь: Родиона – в мировом суде за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей, Наталью – в районном суде за такие же оскорбления и за совершение насилия в отношении представителя власти.

С чего все началось? У Дьяконовых на полуострове Копылово есть дача, где они «культурно» отдыхают. Один из соседей, устав двое суток слушать нецензурную брань нетрезвого Родиона и громкую музыку, не выдержал и сделал замечание. В ответ – новая порция гадких слов и угроза сжечь дачные домики. Впрочем, досталось и другим соседям, которые пошли к сторожу кооператива, а тот уже нажал тревожную кнопку.

На вызов прибыл экипаж вневедомственной охраны. Дьяконов переключился на них, оскорбляя и одновременно отказываясь проехать в отдел полиции. Когда его задерживали, «в бой» вступила Наталья. Она пинала полицейских, пыталась укусить за шею и материлась при этом.

Не подумайте, что Дьяконовы какие-то люмпены, для которых мат – средство общения. Оба имеют высшее образование, Родион – менеджер отдела продаж фирмы «Викинги на М-5», Наталья – врач жигулевской городской больницы. Казалось бы, женщина, тем более чуть старше мужа, должна быть мудрее, спокойнее, рассудительнее. У соседей, которые все видели и слышали, на участке были дети, но даже это не остановило Наталью Владимировну. Как-то не стыкуется образ доктора с таким безобразием, совсем не стыкуется.

В суде Дьяконова вину не признала, заявив, что все – соседи, полицейские – ее оговаривают. Почему? Стражи порядка – чтобы скрыть свои противоправные действия, соседи – вынуждают продать дачу, ибо они, Дьяконовы, не поддерживают традиции, заведенные в кооперативе: посиделки у костра, совместное распитие алкоголя.

Суд, не поверив обвиняемой, оштрафовал ее на 70 тысяч рублей. Это в доход государства. Что касается потерпевших полицейских, то за ними признано право на возмещение морального вреда в рамках гражданского судопроизводства.

Дело Родиона Дьяконова рассматривали два мировых суда. В ходе первого вышел своего рода курьез. Неопытный судья решил досконально исследовать обстоятельства совершенного преступления и попросил потерпевшего назвать вслух бранные слова, которые говорил подсудимый. Участники процесса удивились такой просьбе, потому что материться вслух – значит нарушать закон. Пришлось полицейскому искать равнозначные синонимы:

– Он называл мелким рогатым животным, лицом нетрадиционной сексуальной ориентации, посылал по известному адресу. А часть слов невозможно даже перефразировать…

Это внесло оживление в суровые будни суда, но приговор все равно был отменен вышестоящей инстанцией из-за процессуальных моментов, не связанных с отгадыванием произнесенных слов.

Сергей Русов, «Вольный город», № 40 (1117) 14.10.16

рука судьи

фото: Площадь Свободы

фото: из открытых источников