Кому верить: другой взгляд

В течение двух недель в Тольятти активно обсуждается ситуация, сложившаяся в городском противотуберкулезном диспансере. Все началось с публикаций в  сети Интернет фотографий и видео с демонстрацией обветшалых коридоров и палат, в которых проходят лечение больные, а также контейнеров для мусора на территории медучреждения. В своих публикациях активисты утверждали, что лечебное учреждение буквально разваливается на глазах: стены изъедены грибком, с потолка сыплется штукатурка, в оконных рамах гигантские щели, сквозь дыры в линолеуме видно бетонные плиты. Кроме того, в палатах якобы не хватает тумбочек, специальных кроватей, а прямо по больнице бегают уличные кошки и собаки. Администрация лечебного учреждения обвинялась также в том, что персонал выбрасывает отходы высокого класса опасности (В) в мусорные контейнеры, откуда их растаскивают по территории бродячие кошки и собаки. Мрачный видеоряд сопровождался похоронной музыкой, видимо, призванной усилить тягостное чувство от увиденного.

Активисты написали письма в ведомственные и контролирующие органы, начиная с министерства здравоохранения Самарской области, прокуратуры и заканчивая петицией президенту Путину, в которой поставили вопрос едва ли не о спасении тольяттинского диспансера. При этом встреча активистов с администрацией медучреждения, как ни странно, состоялась лишь на этой неделе.

На встрече побывал корреспондент «Площади СВОБОДЫ», который попытался услышать стороны и понять, что на самом деле происходит в тубдиспансере. Корреспондент обошел все этажи, палаты и кабинеты учреждения, чтобы увидеть все своими глазами и убедиться, так ли все печально, как было заявлено в Сети. Ситуация в лечебном учреждении оказалась далекой от описанной в петиции к президенту.

Во-первых, около 60-65% помещений медучреждения отремонтированы — это первый, второй, пятый этажи. Ремонт сделан качественно, помещения светлые, чистые. Действительно, пока еще есть помещения в корпусах, нуждающиеся в капитальном ремонте, — это часть третьего и четвертого этажа. Здесь можно встретить частично разъеденную сыростью стену в районе душевой, стоптанный оборванный линолеум, старые двери, дверные ручки, давно не видевшие ремонта стены. Все это администрация диспансера показала нам как есть, без прикрас. Здесь же можно встретить старую мебель: столы, стулья, тумбочки, кровати. Есть и старая сантехника: раковины, ванны, душевые. Но «древней» обстановки в диспансере не больше, чем в других медицинских учреждениях. В целом не скажешь, что диспансер содержится хуже, чем другие медучреждения Тольятти и Самарской области. Скорее впечатление такое, что авторы скандальных публикаций сделали подборку строго негативных видов медучреждения, тщательно избегая позитивных. Общее впечатление получилось искаженным. Как считают работники тольяттинского диспансера, в активистах взыграло «детство», своеобразный юношеский максимализм. Возможно, к нему примешались и родственные чувства, которые, к слову, можно понять. Действительно, как рассказал один из авторов письма Путину за «спасение тубдиспенсера» Артем Васильев, вся история началась с того, что в диспансер попала мама его знакомого. Увиденное, по словам Артема, потрясло их, и они спонтанно выложили несколько снимков в сеть, а потом, увидев, какой это вызвало отклик, решили создать в Интернете группу «Противотуберкулезный диспансер Тольятти». Группа посвящена улучшению условий содержания и лечения пациентов медучреждения. Эту инициативу, к слову, можно считать похвальной, хотя началась она со скандала, в который уже вмешались прокуратура и Роспотребнадзор, побывавшие в учреждении с проверкой в минувший понедельник. Результаты этой проверки станут известны на днях.

Свою проверку проводит и администрация медучреждения. Как рассказал главный врач противотуберкулезного диспансера Тольятти Игорь Цыганков, люди работают здесь в опасных условиях, практически как на передовой, за весьма скромные оклады, и когда они видят, как простые горожане массово начинают ужасаться их работе, у них опускаются руки. Больных, по словам Игоря Цыганкова, в учреждении всегда почти под завязку (без малого двести коек), а вот работников не хватает.

По словам Цыганкова, главный показатель, о котором можно судить о положении дел в диспансере, — это результаты работы коллектива. О них говорят цифры. Несмотря на высокое распространение ВИЧ-инфекции в Тольятти, по итогам 2013 года заболеваемость постоянного населения туберкулезом в нашем городе составила около 50 случаев на 100 тысяч населения. Это ощутимо ниже средних значений по России (53) и Самарской области (76). Заслуживает внимание и то, что за последние пять лет среди населения города с отрицательным и неопределенным ВИЧ-статусом число заболевших туберкулезом снизилось в полтора раза — до 290 человек. Мы упоминаем эти две болезни в связке, потому что число ВИЧ-инфицированных среди больных за последний год достигло почти половины. В связи с этим в Тольятти функционирует отделение на 50 коек для лечения больных с сочетанной инфекцией ВИЧ/туберкулез.
Еще один фактор, свидетельствующий в пользу того, что тольяттинский диспансер работает «на уровне» и даже лучше — показатели распространенности смертности от туберкулеза. Сравним нашу цифру — 5,8 случая смертности на 100 тысяч населения со значением по России — 11,4 — и Самарской области — 13,9. Таким образом, эпидемиологическую ситуацию по туберкулезу в Тольятти можно назвать относительно спокойной.

Кстати, расклад по смертности дает ответ активистам, недовольным открытием в противотуберкулезном диспансере палаты реанимации и интенсивной терапии. Палата на шесть человек не пустует. В чем убедился корреспондент «ПС». На момент нашего посещения в реанимации шла борьба за спасение жизней двух человек. Это направление очень важно, ведь умирающих от туберкулеза не примут ни в одной больнице — что же им, умирать без помощи?
Мы походили по палатам, поговорили с больными об их отношении к негативным публикациям о работе диспансера. Ни один из опрошенных нами больных не пожаловался на плохие условия содержания или невнимание персонала. Кошек и собак в отделении мы не обнаружили, но несколько собак увидели на улице. Главный врач Игорь Цыганков не скрывает, что проблема с собаками есть — бездомные животные, которых подкармливают больные, бегают и даже роют себе норы на территории диспансера. Собаки же роются в мусорных контейнерах, раскидывая отходы. Что делать с псинами — пока неясно. Однако, как уверяет главный врач, отходы повышенного класса опасности сжигаются в специальном блоке и в контейнеры не попадают. Шприцы, которые видели у контейнеров активисты, возможно, оставлены потребителями наркотиков, а что касается найденных здесь же пробирок — по этому факту проводится внутренняя проверка.

По словам главного врача Игоря Цыганкова, капитальный ремонт в помещениях противотуберкулезного диспансера проходит поэтапно, по мере выделения денег. С 2009 года правительство области выделяет на это деньги — от 3 до 15 млн рублей в год. На эти средства отремонтировано детское отделение, второй и пятый этажи. Практически все окна диспансера на сегодняшний день заменены на пластиковые. Как рассчитывает Игорь Цыганков, в 2015-2016 годах ремонт помещений диспансера удастся завершить.

больница коридор

фото: “Площадь Свободы”

Евгений Халилов, газета «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников