Несмотря на предпринимаемые региональным фондом капремонта репрессивные меры, собираемость взносов по Тольятти едва переваливает за 50-процентную отметку. Возможно, именно по этой причине в город наведался руководитель этой организации (правда, со статусом временно исполняющего обязанности) Сергей Тишин, который встретился с жителями, выслушал их жалобы, однако на половину задаваемых вопросов так и не ответил.

Вступительная речь Тишина оригинальностью не отличалась (мол, город очень важен для фонда) и понравилась лишь тем, что была непродолжительной. Его заместитель Татьяна Соколова отметила, что в Тольятти за 2014-2015 годы было отремонтировано 278 домов на сумму 867 миллионов рублей. На 2015-2016-й было запланировано 349 домов, из которых в 206-ти работы завершены и еще в 115-ти они продолжаются. О качестве и объемах капремонта на конкретных объектах выступавшая не сказала, а ведь именно эта тема волновала большинство присутствовавших.

– Собираемость взносов по Тольятти с начала действия программы составляет около 57 процентов, а общая сумма задолженности – 854 миллиона рублей, – сказал руководитель абонентской службы фонда Григорий Шкалин. – Впрочем, за последние три месяца динамика положительная. Если брать 2016 год в целом, то по проценту собираемости Тольятти догоняет Самару, а в ноябре даже перегнал. Прием жителей по вопросам уплаты ведется по адресам: бульвар Королева, 18; улица Победы, 41; Коммунистическая, 36 и Цветной бульвар, 15.

Речь Шкалина заставила нахмуриться собравшихся в зале пенсионеров (их было примерно 80-90 процентов), а известие о том, что мы догнали Самару, вызвало лишь ухмылки. Вообще пропасть между выступавшими и слушавшими была огромная, хоть и находились они друг от друга всего в нескольких шагах. Да и о каком взаимопонимании может идти речь, если цель одних – любыми способами взять деньги у других за не оказанную (пока что) или плохо оказанную услугу.

– Вы тут с гордостью говорите о том, что собираемость повысилась. А ведь произошло это лишь потому, что начали применяться репрессивные меры. Начали со слабых и малоимущих (не давали пособия тем, кто не платит за капремонт), а теперь вот всех стали пенями наказывать, – сказала представительница ассоциации домовых советов Центрального и Комсомольского районов Лидия Ефремова. – Это же нонсенс, ошибка, юридическая неграмотность, когда пени начисляются за невыполненные работы, то есть, по сути, за авансовый платеж.

Выступление осталось без комментариев самарцев. Вообще отвечать на большинство вопросов Тишин доверил своим подчиненным, сам же периодически что-то писал и следил, чтобы лицо не теряло заинтересованный вид. Интересно, что фондом он руководит с июля прошлого года, однако от приставки ВРИО так и не избавился. Или не соответствует уровню, или сделано это специально, поскольку с исполняющего обязанности спрос меньше.

Еще один любопытный факт: Тишин и его зам Соколова (она 1985 года рождения) в свое время работали в Тольятти, причем если первый был директором по экономике и финансам компании «ТЕВИС», то вторая трудилась простым менеджером отдела продаж в фирме «Лада-Имидж». Как ей удалось так стремительно подняться по служебной лестнице – загадка.

– Можете ответить, какое решение было принято по уголовному делу, возбужденному в отношении сотрудников регионального фонда капремонта, похитивших не менее 50 миллионов рублей? – спросила активистка, представившаяся Флюрой Анваровной.

Вопрос самарским гостям явно не понравился, однако отвечать все-таки пришлось.

– По областному радио недавно говорили, что слушания продолжаются, – сказал Сергей Тишин.

Почему он упомянул про радио – непонятно. Неужели о ходе процесса, касающегося имиджа возглавляемой им организации, он узнает из выпусков новостей?

Расставаться с микрофоном Флюра Анваровна не торопилась, перейдя от общего к частному:

– У нас в доме № 39 по улице Победы капремонт ведется незаконно!

Тишин был невозмутим и молчалив, а активистка продолжила:

– Перед началом работ общего собрания жильцов не проводилось, а подписи в протоколе – поддельные. Даже решение суда есть по этому поводу. Я и с собственниками других домов разговаривала. Они утверждают, что подписи у них на лавочках собирали, и никаких собраний тоже не было! Мало того, документацию, касающуюся капремонта в нашем доме, получить невозможно. Я думаю, это может быть связано с тем, что в сметах значатся одни батареи, а по факту ставят другие – дешевле!

Никто из самарских гостей комментировать это выступление не захотел, правда, ближе к концу встречи Тишин попросил активистку предоставить решение суда, о котором она упомянула.

Еще одна наболевшая тема: почему уплата взносов производится из расчета шести видов работ (ремонт внутридомовых инженерных систем, крыш, фасада, подвалов, лифтов и фундамента), а по факту выполняется лишь один? Разве можно назвать это полноценным капремонтом?

По этому поводу Татьяна Соколова сказала, что с 1 января по каждому дому будут расписаны все виды работ со сроками, причем у жителей должна быть возможность поменять местами, к примеру, ремонты подвала и крыши, если они видят такую необходимость. Насколько это окажется правдой – посмотрим в январе, однако собственники уже сейчас сомневаются, что с наглыми подрядчиками можно будет договориться по поводу смены очередности работ.

– У меня вопрос, касающийся домов, где есть техническое подполье, – взял слово один из депутатов городской думы. – Странно получается: фонд капремонта должен быть гарантом качества, а у нас люди в итоге остаются с неотремонтированной электропроводкой и вынуждены скидываться или тратить деньги, предназначенные на текущий ремонт, и при этом еще платить взносы за капитальный. Разве это правильно? Самое интересное, что акты приемки работ подписаны, и там значится, что инженерные сети отремонтированы.

Или вот конкретный пример: дом № 22 по Молодежному бульвару, где при разработке проектной документации, касающейся ремонта систем отопления, были допущены нарушения, из-за которых радиаторы завезли в недостаточном количестве. Предписание государственной жилищной инспекции по этому поводу лежит с июня (то есть уже полгода), но никто ничего не делает. А ведь дело серьезное, поскольку касается отопления. Сами видите, какая температура на улице, так что люди греются всякими электроприборами дополнительно.

Ответ самарских гостей оказался пустым:

– Мы адреса фиксируем и принимаем меры. Все виды работ, которые обязан сделать фонд капитального ремонта, он обязан их сделать.

– Да у вас всегда лишь одни обещания! – крикнула одна из женщин и первой покинула актовый зал администрации Центрального района.

Кстати, у дверей организаторы зачем-то поставили полицейского. Неужели боялись, что найдутся желающие побить Тишина вместе с его свитой? Пенсионеры у нас хоть и говорливые, но держать себя в руках умеют, так что подобная мера показалась напрасной.

–Почему только одиноко проживающим пенсионерам льготы предоставляют? – раздался очередной выкрик, а следом за ним другой:

– Вы бы на наши пенсии пожили! А еще пенями душат…

– Пени, как и взносы, идут только на ваш дом! Только на выполнение капитального ремонта! – заверил Григорий Шкалин, однако несколько человек в зале отрицательно покачали головой, намекая на то, что не особо верят этим словам.

– В общий котел они идут, а не на наш дом! – крикнул кто-то с задних рядов, правда, руководитель регионального фонда капремонта тут же назвал общий котел мифическим понятием.

– Ага! 50 миллионов умыкнули мифически… – тут же вставила одна из женщин.

Очень много жалоб было на качество выполняемых работ, причем речи сопровождались эмоциональными репликами типа:

– За что платить-то? Куда наши денежки уходят?

– Много обращений поступает, – сказал начальник отдела технадзора фонда капремонта Дмитрий Мамонтов. – Оперативно не всегда удается решать вопросы, но результат все равно будет таким, каким мы хотим. Если сроки выполнения работ нарушаются, фонд ведет претензионную работу, выставляет неустойку, а если подрядчик не реагирует – им будут заниматься другие надзорные органы. По качеству и срокам выполнения капремонта обращайтесь в наш отдел на Новопромышленной, 20 (телефон 25-05-96).

Еще одна активистка – Алла Туманова – напугала присутствующих тем, что в доме № 79 по улице Мира из-за плохого капремонта (вернее, в том числе из-за него) стали умирать люди.

– Работы выполнялись у нас в 2008 году, однако качество было таким, что до сих пор мучаемся, – сказала она. – Проводили за счет жителей обследование, которое показало, что дом холодный. Мы мерзнем. Смертность повышенная, почти каждую неделю кого-то хоронят. У нас есть полный пакет документов для переноса сроков капремонта. Помогите, мы мерзнем!

Самарцы к мольбам остались равнодушны, правда, один из них все-таки выступил с комментарием, заявив, что перенести сроки пока нельзя, поскольку дом не достиг показателей по взносам за капремонт (платить должны не менее 80 процентов жителей). Получается как у Ильфа и Петрова: «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» или «утром деньги – вечером стулья». Интересно, почему крылатые фразы из романов про Остапа Бендера так хорошо подходят к региональному фонду капремонта?

– Скажите, а на какой срок подрядные организации имеют право отключать канализацию и холодную воду при замене труб? – прозвучал очередной вопрос. – По 4-5, а порой и по 10 дней люди не знаю, как им справлять естественные нужды. Это, по-вашему, не издевательство?

Представители фонда снова сделали вид, что они не в курсе данной проблемы, хотя и признали, что такой подход к выполнению работ – неправильный. Пошли встречные вопросы от технадзорщика Дмитрия Мамонтова:

– Какой адрес у вас?

– Голосова, 89.

– У вас были длительные отключения?

– Да!

– Вы куда-то обращались по этому поводу?

– В фонд капремонта и подрядную организацию.

В зале сочли странным, что о творящихся с легкой руки подрядчиков безобразиях фонд капремонта узнает лишь на встречах с жителями.

– Вы вообще что-нибудь контролируете или только деньги собираете? – раздался выкрик.

Ответа снова не последовало.

Организаторы установили регламент – не более полутора часов общения, так что чем ближе был момент прощания, тем жарче разворачивались бои за микрофон. Доходило до того, что новый вопрос звучал прежде, чем самарцы успевали ответить на предыдущий. Авторам предыдущего это, естественно, не нравилось и они начинали возмущаться.

– Наша встреча так в балаган превратится! – сказал наконец Сергей Тишин, после чего народ стал выстраиваться в цивилизованную очередь.

Подходившие к микрофону женщины долго рассказывали о том, с какими издевательствами (а порой и откровенным саботажем) со стороны подрядчиков им приходится сталкиваться. Позиция фонда капремонта такова – не подписывайте никаких документов, если не довольны качеством выполненных работ, однако, как выяснилось, подрядчики зачастую прибегают к открытому давлению, требуя подписи на заветных бумажках.

– Мне три дня подряд уже звонят и требуют! Вы почему оставили старших по домам один на один с подрядчиками? Неужели не понимаете, что это в основном пожилые женщины, которые не разбираются в нюансах и тонкостях? Где ваш технадзор? – последовали очередные упреки гостям, под которыми уже начали «гореть» стулья. Мамонтов лишь повторил просьбу ничего не подписывать, даже несмотря на уговоры и давление.

Подвести итоги встречи можно простой фразой: много шума и… ничего. Новой информации от самарских гостей мы не услышали, да и вообще они выглядели какими-то напуганными и безынициативными, хотя это субъективное мнение.

– Это не капремонт, а разрушение жилого фонда, – подытожила самая активная из выступавших, Флюра Анваровна.

Илья Просекин, «Вольный город», № 49 (1126) 16.12.16

деньги квитанция за квартиру

фото: nevnov.ru

фото: из открытых источников