Апрель 1967 года. Весь мир в ожидании. Окажется ли успешным очередной полет человека в космос? Будет ли выполнено задание космического корабля «Союз-1»? Произойдет ли чудо? Но чуда, увы, не случилось. 24 апреля агентство ТАСС сообщило о гибели летчика-космонавта Владимира Комарова.

Он был командиром первого в мире экипажа космического корабля, первым человеком, дважды совершившего полет в космос. Второй полет стал для Комарова роковым. Отработав намеченную программу, Герой Советского Союза возвращался на Землю в спускаемом аппарате, когда в критический момент отказала парашютная система. На большой скорости он врезался в землю и загорелся. Гибель космонавта стала трагедией для всей страны.

Алексей Головань, один из строителей первого монумента на месте падения «Союза-1», рассказал о поручении увековечить память великого человека. Алексей Иванович говорит об этом с изрядной долей скромности.

Как Гречко и Гагарин

Когда случилась трагедия, Головань учился в Оренбургском высшем военном Краснознаменном училище летчиков имени Полбина, там же, где и Юрий Гагарин.

- Это было в Оренбургской области, под Орском, - вспоминает Алексей Головань. – Видимо, из-за того, что мы находились в непосредственной близости к месту крушения космического корабля, нас и отправили возводить памятник. В конце концов, мы были связаны с авиацией. Не думаю, что туда послали бы работать заключенных.

Для строительства монумента выбирали лучших из лучших. Прежде всего, обращали внимание на дисциплину и заслуги курсантов.

- Я был, скажем так, привилегированным военным, - признается Алексей Иванович.

Этот человек связал свою жизнь с парашютным спортом. На его счету более 4000 прыжков с парашютом. Он работал инструктором парашютного дела, учил прыгать с самолета многих военных, более старших по званию. Позднее Алексею Голованю выпала возможность встретиться с Георгием Гречко и Иваном Кожедубом.

Партия сказала «надо»

Разумеется, инициативу строить монумент спустили «сверху». Это был приказ. А приказы не обсуждают – их выполняют.

- Тогда никто и не думал уклониться от этой работы, - говорит Алексей Иванович. – Время было не то. Никто не протестовал, не говорил, что не хочет ехать в степь. И дело вовсе не в распоряжении начальства. В те годы все радовались, что человек покорил космос, это консолидировало общество, воспитывало настоящий патриотизм. Наши в космосе – это было здорово. Они всегда возвращались героями, причем, не просто награжденными указом правительства, а народными героями. Авиация и космостроение тогда были на подъеме. Куйбышевский авиационный институт (ныне – СГАУ) был самым популярным вузом у молодежи, в него было очень трудно попасть: бывало, на место претендовали до 60 человек. Конечно, идею воздвигнуть памятник Комарову мы восприняли с энтузиазмом. Каждый испытывал гордость, что ему поручили такое ответственное и благородное дело. Гордость за страну помогала нам забыть о многих неудобствах жизни в Оренбургской степи. И работу свою мы выполнили.

- Мы несколько раз приезжали к месту гибели Владимира Комарова, - продолжает свой рассказ Алексей Иванович. - Сначала территорию убрали, котлован вырыли, ограду поставили. Потом возвели памятник, созданный у нас в части по эскизу одного сослуживца. Сажали там березы, поливали, ухаживали за деревьями…

А дочь Владимира Михайловича Ирина спустя 46 лет вспоминала именно про березы на так называемой «степной могиле» отца.

- Мама рассказывала, что на целине в 1967 году не было ни воды, ни деревьев, - говорила в одном из своих интервью Ирина Комарова. - И вдруг у самодельного обелиска, который поставили офицеры и солдаты, служившие в части неподалеку, зазеленели березки.
Причем сложилась традиция: каждый водитель, проезжавший мимо, брал с собой воду в канистре и съезжал с дороги, чтобы полить эти березки.

На веки вечные

Памятник, установленный на месте крушения «Союза-1», простоял 20 лет. В 1987 году его заменили «государственным» обелиском. Но тот первый монумент помнят до сих пор. За тем, как его возводили, наблюдало много людей: журналисты, фотографы со всего СССР, приезжали и космонавты.

Воскрешая в памяти те времена, Алексей Иванович не скрывает эмоций:

- Когда прочитал интервью дочки Владимира Михайловича и увидел, что она благодарила нас, меня и моих друзей – солдат, возводивших самый первый памятник отцу, стало очень тепло на душе. Понятно, что тогда нам говорили «спасибо» - эта работа считалась почетной. Но даже сейчас, спустя столько лет, о нас помнят. Помнят и о подвиге Комарова. Не забыли о цене прорыва в освоении космоса. И я горжусь тем, что я - один из тех солдат, кто внес свой вклад в строительство первого памятника Герою космоса Владимиру Михайловичу Комарову. Мы не можем, не должны забывать о нем и его товарищах, отдавших жизнь во славу своей Родины.

спортсмены перед прыжком

фото: Самарские известия

Мария Шестерикова, "Самарские известия"

фото: из открытых источников