Интересные вещи происходят

586 тысяч россиян – потенциальные банкроты по причинам, возникшим с оплатой различных кредитов. Суммарный объем займов составляет 75,8 миллиарда рублей и, как ни странно, продолжает расти. Люди упорно берут кредиты: торопятся в надежде, что отдавать не придется, что ли? Напрасные надежды. Банки, как лихие ковбои, удавку-лассо набрасывают ловко и безжалостно – не вывернешься. Один мой знакомый вот уже несколько лет буквально стонет, надрываясь в непосильных усилиях по выплате «зверских» процентов, а когда дойдет до основной суммы займа, он уж и не чает.

Еще одна линия поборов – сборы за капремонт. Генпрокуратура привела пример, когда в Ханты-Мансийском округе на капитальный ремонт собрали 10 миллионов рублей и все их потратили на зарплату… руководителя регионального фонда капремонта. В сфере ЖКХ нарушения исчисляются сотнями тысяч, и навести там порядок не удается. В соседней Саратовской области коммунальщики присвоили 27 миллионов рублей незаконно взятой квартплаты.

Интересные вещи происходят в сфере помощи бизнесу, в том числе и льготного кредитования. Генпрокуратура решила проверить Российский банк поддержки малого и среднего предпринимательства. Оказалось, что специально созданный для этих целей банк вместо поддержки обирает бизнесменов: дают кредиты под завышенные проценты, порой более 26% годовых. Зато полученные деньги он направлял на финансовую поддержку частных кредитных учреждений, далеких от малого и среднего бизнеса.

Стоит ли удивляться, что доля малого и среднего бизнеса, готового вкладываться в расширение производства, сократилась за год вдвое. Почти каждое четвертое предприятие находится на грани выживания, стратегию роста и развития новых направлений выбирают лишь 10% предпринимателей. Основные причины: нестабильная экономическая ситуация, отсутствие финансовых ресурсов, неуверенность в отдаче инвестиций, падение спроса и даже нестабильная политическая ситуация.

А правительство радостно рапортует об импортозамещении. И наше общество готово поддержать такой подход: почти четверть опрошенных россиян согласны отказаться от импортных одежды и обуви. Хотя эксперты говорят, что именно в этой сфере страна не готова к импортозамещению, уйти от импорта в этом сегменте сложно: это повлечет дефицит, рост цен и попросту исчезновение качественных товаров.

Сейчас Тольятти пытаются спасти проектами опережающего развития. Но у нас в городе все уже было, в том числе быстро развивавшийся сегмент легкой промышленности: текстильная и обувная фабрики, рыбный и винный заводы… Всё разорили, разграбили, растащили.

Такая же участь, видимо, постигла легпром по всей стране. Теперь пытаются возродить. Правительство предусматривает 1,4 миллиарда рублей на поддержку, а ведь 25 лет ничего туда не вкладывали. Производители одежды и обуви выживают как могут, работают на устаревших станках и производят устаревшие модели, 39% оборудования – с эксплуатацией более 20 лет. И, что самое печальное, у нас практически не осталось производителей оборудования и комплектующих для легпрома. Во всем доминирует Китай: три вещи из четырех к нам прибывают из Поднебесной, она предлагает и доступное сырье, и современное оборудование, и рабочую силу. Наша налоговая система такова, что производство в России выходит на 40-80% дороже, чем в Китае. Так что если мы видим на прилавках продукцию отечественного производства, то зачастую там только право на торговую марку – всё равно делается это в соседней стране.

А Минпромторг продолжает утверждать, что мы способны полностью заместить подорожавший импорт, и кое-где у него успехи есть: предприятия кожевенной и обувной промышленности получили субсидий на общую сумму 130 миллионов рублей. И сразу же в детской обуви появились модели, не уступающие лучшим мировым образцам. Но теперь в России все двигает частный бизнес, а он без вмешательства государства, самостоятельно с подъемом легпрома не справится.

Но государство – в лице российских чиновников – озабочено совсем другими, порой очень странными, задачами. К примеру, в России построят завод по производству виски, и обойдется это в 13 миллионов евро. У нас что, больше ни в чем нужды нет, кроме разнообразия алкоголя?

Я уже писал, что Россия завозит помидоров почти на миллиард. Оказалось, что даже такой родной и привычный маринованный огурец тоже совсем не российского производства, овощи для консервации привозят из Индии и Вьетнама. Их месяцами везут в уксусном растворе, а у нас лишь промывают и фасуют по банкам. Вот такое оно, импортозамещение!
Нашему чиновнику на все плевать, кроме собственной персоны, так его приучили: потом думай о Родине, а сперва – о себе. На такой вывод они явно обидятся, но как иначе, когда знаешь, как выдирают из людей плату за капремонт: через суды, запугивая. А средняя зарплата сотрудников фонда капремонта Самарской области – 69 тысяч рублей, что в 2,4 раза больше средней зарплаты в регионе. При этом фонд планировал провести 2,7 тысячи работ по капремонту, но выполнил меньше половины намеченного.

Вольно или невольно поверишь некоторым предчувствиям. Месяц назад патриарх на освящении храма при МГИМО сказал, что в последнее время он живет с ощущением надвигающейся очень серьезной беды, катастрофы, которая может стать неизбежной, если не предпринимать серьезных усилий… А люди, для которых Бог не является мерой всех вещей, словно теряя разум, кричит на митингах: «Не желаем, чтобы рядом строили церковь!» Эти борцы с христианством не ведают, что творят, подталкивая всех нас к возможным несчастьям.

Сто лет назад так уже было. Все начинается с антигуманизма. Только церковь, стоящая на святости Христа, связана со спасением человека. А уж потом можно и про импортозамещение подумать, если не касается оно духовных начал нашего народа. Бисмарк говорил, что войны выигрывают не генералы, а учителя и священники: от них зависит, пойдут люди защищать Родину или не пойдут.

Сергей Дьячков, почетный гражданин Тольятти

Источник: «Вольный город» №18 (1095) 13.05.2016

деньги в резинке

фото: raskleika.by

фото: из открытых источников