Художник Молодежного драматического театра Елена Бабкина: «В седьмом классе я заболела театром»

Автор театральных пространств Елена Бабкина сердцем и душой работает для зрителя.

В марте Молодежный драматический театр (МДТ) предъявил зрителям премьеру – комедию «Дамский портной». Одним из авторов визуального пространства этого нового спектакля стала художник театра Елена Бабкина. Чем живут и дышат тольяттинские театральные художники? Об этом — в материале «Площади Свободы».

– Как вам работалось над «Портным»?

– Это был, пожалуй, первый спектакль, над которым мы работали вдвоем с главным художником театра Еленой Климовой. Лена создавала костюмы для актеров, я занималась сценографией.

– Обычно спектакль ведет один художник?

– Да, это только в больших театрах есть главный художник и люди, отвечающие за сценографию, за костюмы. В МДТ не очень большой штат, поэтому обычно мы занимаемся всем. Что касается «Дамского портного», то с Олегом Амирановичем Куртанидзе я делаю уже второй спектакль. Первым был «Тетки». Тогда получилась очень хорошая смешная комедия.

8 марта питерский режиссер Олег Куртанидзе порадует тольяттинцев очередной комедией

– Елена, приоткройте кулису: художник, берясь за декорации, должен обеспечить мобильность актера, или у вас чисто эстетические задачи?

– Мы все работаем на зрителя. А уж актер приспосабливается к тому, что построено на сцене. Иногда нужно учесть, что актеру, например, удобнее спуститься со ступеньки пониже, а не выше, и тогда мы меняем высоту той ступеньки.

– Что бывает до идеи будущего образа спектакля? Вы погружаетесь в пьесу, и…

– Конечно, мы читаем драматургию. Но очень многое зависит от режиссера. Я иду за ним в своих творческих поисках. Могу и сама чего-то насочинять. Но разгадывать режиссерский замысел гораздо интереснее. Мне нужно выполнить задачи, которые он ставит. Важно почувствовать, что он задумал. Режиссер, если он интересный, увлечет тебя сразу. А у нас тут режиссеры интересные.

Наша работа – эскизы, чертежи, макеты, заказ материалов для будущего спектакля. А все остальное – общий труд на идею режиссера. Нарисовала эскиз – бегу к плотникам, к бутафорам.

– А бутафоры?

– Они умеют все! И красить, и листочки для дерева выкроить, и витражи соорудить.

– Санкции и времена кризиса заставляют театр экономить на художнике, точнее, на его полете?

– Конечно, экономить театру приходится. Но так было и раньше. Тем более в Тольятти. Но это и понятно: мы же можем такого нафантазировать! Придумать можно массу разных вещей, но нужно с самого начала думать о том, что реально театр может себе позволить. Стараемся максимально приблизиться к режиссерскому замыслу. Хотя… что мне очень нравится в МДТ, тут руководство готово подхватить любую стоящую идею. Владимир Лукич Коренной всегда трепетно относится к творческим удачам, поддерживает интересные находки, иногда даже очень дорогие.

– Например?

– Был у нас детский спектакль «Незабудка». Там вся одежда сцены была напечатана. Я рисовала кулисы, задник сцены. Получился очень дорогой проект. Пришлось заказывать печать в другом городе. Театр заплатил большие деньги, но директору понравилась идея, и он не экономил на этом спектакле.

– Не сэкономил на атмосфере?

– Да, правильно. Атмосфера спектакля – в первую очередь. Визуальная задумка постановки должна приблизить зрителя к той атмосфере, которую несет спектакль.

Дама у фонтана

– Что услышалось про «Дамского портного»?

– Во-первых, это Франция. И это комедия. Режиссер хотел, чтобы все персонажи суетились прямо как насекомые. Отсюда возник образ «теплицы», дверные витражи, потолок-арка. На премьере она слегка кривилась над сценой. Потом я все подтянула, теперь купол нормальный, правильный.

– Руками много приходится работать театральным художникам?

– Конечно! А как же? Помните скульптуру у фонтана в том же «Дамском портном»? Моих рук дело.

сцена из спектакля МДТ

фото: «Площадь Свободы»

– Отливали даму в гипсе?

– Вырезала из пенопласта. Весь театр был в крошках и обрезках. Вот, кстати, детали кое-какие остались. Вот тут на подоконнике лежит одна рука. Правая…

– Какие изящные пальчики! Так вот почему Антон Шибанов так легко поднимал вашу несубтильную даму над фонтаном? Пенопласт – не гипс, дама у фонтана, несмотря на все свои прелести, лишним весом точно не страдала.

– Не страдала. А вообще, у нас очень хорошие цеха в театре. Все. Такая портниха в МДТ замечательная, отлично шьет.

– Кстати, когда задумываются костюмы для актеров, вы представляете конкретную актрису?

– Обязательно. Я иногда даже актеров пытаюсь в костюмах рисовать. Получается нечто шаржированное.

Премьерный подарок Молодежного драматического театра

Хрустальная туфелька

– Вот тут у вас в кабинете раскрой сапожка. Тачаете сапоги, Лена?

– Нет. Сейчас все реже. Эта картинка просто показывает, какие нужно снять мерки с ноги, чтобы заказать артисту обувь. Сейчас чаще всего подбираем готовую и как-то меняем ее, золотим, если это сказка, облагораживаем.

– Хрустальную туфельку сделаете из любой пары магазинных туфель?

– Да мы хрустальный башмачок и из пластиковой бутылки сделать можем! Стразами украсим, раскрасим, и вот тебе туфелька.

Мечты и мультики

– Когда в вашу жизнь вошло слово «сценография»?

– Рано. Я с трех лет хотела быть художником. Художником-мультипликатором.

– Окружение сподвигло? Родители – творческие люди?

– Конечно, окружение. Хотя родители – люди обычные. Просто мама каждый выходной водила нас на мультики на большом экране в ДК «Машиностроитель». Я ведь и родилась, и выросла, и всю жизнь в Тольятти живу. Вообще-то в этом году будет тридцать лет, как я работаю. И двадцать пять из них – в театре. Сначала – в «Пилигриме», сейчас в Молодежном драматическом.

А в детстве всегда рисовала. Везде. Сходим с мамой на мультик, и я потом возле дома рисую свои мультики на асфальте. Соседи ругались, потому что все это заносилось на ногах в подъезд. Мама всегда покупала мне краски, пластилин, мелки, кисточки. Было однозначно: художник растет.

Однажды мама увидела объявление о наборе в детскую художественную школу. Конкурс был большой, но я поступила. А в седьмом классе заболела театром. Заболела после того, как увидела братьев Соломиных в «Летучей мыши». Получилось, что с первого взгляда и навсегда. Мне вдруг стало все про театр интересно. Мама сразу выписала мне «Театральную жизнь», я ходила в читальный зал и читала про Станиславского.

– Серьезный подход у девочки-школьницы.

– Еще какой серьезный! И после школы в 1988 году я с мамой поехала в Москву поступать в театральное.

– На актерское?

– Ну конечно, на актерское. А как же? Разумеется, не поступила.

– Сразу и разумеется? Так люди же по сто раз поступают…

– Да я и тут, в Тольятти, к Глебу Дроздову пыталась поступить. Не взяли. Зато сейчас я знаю, что я на своем месте. Вернулась из Москвы, а на площади Свободы открывался кукольный театр. У меня за спиной уже был УПК по специальности «декоратор», и художественная школа была. Меня в кукольный взяли с испытательным сроком. А уже через месяц перевели на полную ставку. Работала художником-декоратором, потом художником по свету, но одновременно помогала художникам делать кукол. В театре же всегда авралы, всегда есть кому помочь. И срочно.

– Но в вашей биографии были годы без театра?

– Да, проработала пять лет в телекомпании оператором видеомонтажа. Тоже замечательное время. Потом вернулась в театр. Позвали, и я ушла на меньшую зарплату.

– Так еще бывает, чтобы с большей зарплаты – на меньшую?

– Да, так бывает. Сейчас за моими плечами кукольные спектакли в разных городах России. География обширная. В Воркуте, Чечне, на Северном Урале… Режиссеры приглашают. Помню, как в Воркуте нужно было за два дня сделать восемь кукол. Художник же сначала лепит голову куклы. Со всеми ее морщинками… Ну вот. А в пути от Москвы – два дня на поезде. Приехала, ночей не спала, но успела слепить только шесть. Две потом отправляла посылками.

– Представляю себе почтовых работников: «Что у вас в посылочке, уважаемая?» – «Да всего-то две головы».

– Бывает и такое…

Цитата:

“Атмосфера спектакля – в первую очередь. Визуальная задумка постановки должна приблизить зрителя к той атмосфере, которую должен нести спектакль”.

Справка

Елена Бабкина – художник Молодежного драматического театра.

Работала в кукольном театре «Пилигрим», в телекомпании «ЛИК».

Увлечение – создание авторских кукол.

Марта Тонова, «Площадь Свободы»
mail-ps@mail.ru

Елена Бабкина

фото: «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников