Мне позвонили с телеканала ТВЦ и попросили дать интервью. Они готовят цикл передач про криминальные разборки на ВАЗе в 90-е (ничего себе материальчик к 50-летию завода!), особенно их интересовала роль Бориса Березовского.

Мне, конечно, есть что сказать: в те годы пришлось, как социологу, заниматься этой темой. Но по нынешнему состоянию здоровья интервью для телевидения не даю, поэтому переадресовал телевизионщиков к Юрию Целикову, посчитав, что ему будет интересно повспоминать и поговорить про те довольно сложные годы.

Хочу лишь добавить один малоизвестный факт, о котором нигде не встречал упоминаний, хотя, по совести, об этом просто обязан бы рассказать к юбилею завода нынешний почетный граждан Тольятти Владимир Каданников. Буквально сразу после распада СССР отечественный автопром (одна из самых гигантских отраслей) оказался в тяжелейшем положении. В моду начинали входить разговоры об акционировании, приватизации, западных инвестициях. Появился ряд структур по финансовому консультированию, готовых помочь «красным директорам» разобраться в непонятных и сложных для них делах в этом направлении.

Одну из таких компаний (IMAG), зарегистрированную в Швейцарии, возглавлял молодой талантливый финансист Андрей Акимов, а московский офис фирмы –  Олег Ожерельев, бывший советник Михаила Горбачева. Как пишет в своей книге Ожерельев, Акимов был восходящей звездой российской банковской системы, прекрасно разбирался в нюансах западного и советского банковских дел (сегодня он возглавляет правление «Газпромбанка»).

Первым же проектом IMAG стало стратегическое развитие АВТОВАЗа, это была первая попытка масштабной приватизации. Совсем не так, как начнут крутить-вертеть Чубайс с Гайдаром. Для реанимации завода предполагалось продать 30% акций итальянскому концерну FIAT, для которого ВАЗ – «родной сынок», ведь именно FIAT стоял у истоков создания советских «Жигулей». Однако на заводе под покровительством того же Каданникова уже чуть ли не всем заправлял вошедший в силу Борис Березовский, мечтавший стать своего рода кардиналом Ришелье при вечно полупьяном Ельцине.

Опираясь на связи в верхних эшелонах власти, БАБ держал в своих руках и контролировал все финансовые потоки ВАЗа. Когда к нему пришли с предложением обсудить судьбу завода (плохо, что к нему – надо было обратиться к коллективу, тогда он был еще в силе и мог принимать решения), БАБ по-хозяйски усадил гостей, сам сел за пианино, сыграл им какую-то пьеску (вот был мастер издевок!) и сказал:

– Ребята, предстоит раздел одной шестой части суши (выходит, уже тогда были наметки поделить Россию)! Надо в этом принять активнейшее участие, мы не можем оставаться в стороне.

Сегодня БАБ – покойник, похоже, ушел из жизни не по своей воле. Каданников где-то (говорят, в Италии) благоденствует. Вот только ВАЗ в том месте, что называется… таз.

Проектанты пошли с предложением на КАМАЗ, там их с распростертыми объятиями принял гендиректор Николай Бех, кстати, выходец с ВАЗа. Предприятие находилось на грани краха, рабочим не платили зарплату несколько месяцев. Сотрудничество и нужные связи с финансистами обеспечили инвестирование 3,5 млрд в КАМАЗ. И завод живет по сию пору, и куда лучше, чем АВТОВАЗ.

Всю эту историю вспомнил в преддверии юбилея ВАЗа. Говорят, под это событие дадут немалые деньги, но, боюсь, что толку. От завода осталась микрочасть: и по кадрам, и по возможностям, он уже почти не наш. Деньги, вероятнее всего, пойдут на парадные мероприятия, на то, чтобы умиротворить чахнущий Тольятти перед выборами. А судьба завода – незавидная. Второй раз история шансов не дает.

Сергей Дьячков, почетный гражданин Тольятти
Источник: «Вольный город», № 27 (1104) 15.07.16

девушки конвеер автоваз перерыв общение сборка авто работницы ваз

фото: omskrielt.com

фото: из открытых источников