Горький урок 2: Деньги были, но их – уплыли

Продолжение истории о мальчиках в костюмчиках и их подопечных.

В предыдущем номере в статье «Горький урок» мы рассказывали, как «интересно» начала строить свой бизнес управляющая компания «Уютный Дом 9-й квартал» (г.Тольятти) во главе с Игорем Плаксиным. О своих «недопониманиях» с компанией-рейдером рассказал депутат Алексей Краснов. Теперь свое видение конфликта в 9-м квартале – так сказать, взгляд изнутри – нам решила донести новая председатель ТОС 9-го квартала Людмила Петрова.

– Анализируя то, как развивались события в октябре 2013 года при Дубосарском, я сделала вывод, что Дубосарский не устраивал Бордашевич вот чем: он сам работал и не обращал внимания на ее амбиции. В результате у Бордашевич сложились очень конфликтные отношения с председателем. Тогда Бордашевич создала общественный совет 9-го квартала и стала председателем этого совета. Она воспользовалась тем, что жителей квартала не всё устраивало в работе Дубосарского, и стала настраивать их на перевыборы не только председателя, но и членов ТОС.

Бордашевич была организатором процесса и настаивала на кандидатуре Масленникова, убеждала нас, что он именно тот человек, который нам нужен. Мы его не знали, сомневались… Я говорила, что лидер из Масленникова никакой, но на заседании он обещал, что у нас в ТОСе все будет прозрачно, что все решения мы будем принимать сообща, что, если будут выделяться денежные средства, мы все вместе будем решать, на какие мероприятия их направить. Масленников обещал, что работа будет вестись активно, открыто, от жителей не будет скрываться информация о деятельности ТОСа.

Для Дубосарского стало большой неожиданностью узнать на конференции, что переизбрать предлагают и его, и членов ТОС-9…

Мы выбрали нового председателя – Масленникова, совет ТОСа (в том числе меня), и нас радовало, что работать и решать вопросы мы будем все вместе: то есть общественный совет 9-го квартала во главе с председателем Бордашевич, и мы, члены ТОСа этого же квартала.

Сначала все было замечательно: собирались все вместе, решали вопросы, готовили общие рекомендации, поправки к договорам с УК № 1, обсуждали вопросы законодательства по капитальному ремонту и так далее.

– А были планы управляющую компанию поменять?

– На заседаниях совета ТОС-9 Масленников поднимал вопрос, что хорошо бы создать управляющую компанию, чтобы ТОС-9 мог контролировать и принимать решения в вопросах по обслуживанию наших домов, а также принимал участие в решении, куда направить, на какие-то мероприятия или благоустройство квартала, прибыль УК. Мы поддерживали это предложение, не хотели, чтобы дома квартала «разбежались» по разным управляющим компаниям. Нам представлялось важным, чтобы квартал обслуживался одной компанией.

– То есть ТОС мыслил масштабно?

– Да, в рамках всего квартала. Мы открыто искали людей, которые смогли бы создать УК у нас в квартале и на наших условиях. Приходили люди, которым это было интересно. Было видно, что они готовы это основательно обсуждать, запрашивали информацию по домам, чтобы понять, сколько изначально нужно вложить средств. Почему ничего не получилось, почему люди, которые были готовы организовать УК, больше не появлялись, мы не знаем. Масленников говорил, что якобы больше они не приходили. Теперь-то мне многое стало понятно. Я, помню, сама пригласила человека обсудить эту тему, он пришел в ТОС не один: мы все сидели, обсуждали, расспрашивали, но как только появился Гордеев (председатель правления Тольяттинской общественной организации по защите прав потребителей «ЩИТ»), так тут же, не дослушав, Масленников, Бордашевич, Коняева и Степанова встали, ушли с ним (Гордеевым) в другой кабинет и закрылись. Это было не в первый раз. Это вызывало недоумение, и мы не понимали, что это значит. Нас – остальных членов ТОС-9 – это возмущало, и мы открыто у них спрашивали: что происходит?

– Как вы в итоге узнали о планах заговорщиков?

– Через некоторое время они нам сообщили, что четыре дома нашего квартала решили уйти от УК № 1 в компанию «Уютный дом», которой руководит Игорь Плаксин. Они спросили: “Кто еще хочет уйти?” Некоторые дома согласились. В том числе согласился дом, в котором живу я, – Степана Разина, 41, хотя я была категорически против. Наверное, жителям рассказывали сказки о прекрасной жизни в «Уютном доме», сказки, в которые я не верю.

А потом в газете «Правда Автограда» появилась статья, из которой мы узнали, что четыре человека (председатель ТОСа Масленников, член совета ТОС Коняева, председатель общественного совета 9-го квартала Бордашевич и член общественного совета Степанова) приняли участие в организации УК «Уютный дом 9-й квартал» и вошли туда учредителями. Даже я как член ТОСа и как житель дома не знала, что мой дом перешел не в «Уютный дом», как говорилось на встречах с Плаксиным, а во вновь созданную управляющую компанию «Уютный Дом 9-й квартал». Даже здесь был обман.

После статьи в «Правде Автограда» собрались старшие по домам, активные жители, члены ТОСа, члены общественного совета и высказали свое возмущение этим поступком Масленникова, Бордашевич, Коняевой и Степановой и выразили им недоверие, так как они воспользовались своим служебным положением, за спинами жителей сговорились и создали УК «Уютный дом 9-й квартал», даже не поставив членов ТОСа в известность о том, что они там собственники. После этого все открытые заседания резко прекратились.

– То есть можно предположить, что Гордеев – а правильно говорить о дуэте Гордеев–Плаксин – воспользовавшись тем, что имеют влияние на этих людей, видимо не очень высоких моральных качеств, организовали такую удобную компанию и возможностью получения прибыли подкупили их?

– Возможно. Но дальше у нас вот что происходит: мы ждали конференции, которая должна быть в ноябре, чтобы переизбрать Масленникова. Время проходит, а Масленников не появляется. Наконец от Бордашевич узнаем, что тот болеет, лечится. Время идет, а мы все ждем конференции. Наступает февраль 2014 года, и Бордашевич нам сообщает, что жена Масленникова сказала, что он еще три месяца будет болеть.

И только после этого мы собираемся на заседание – нас осталось четверо членов ТОСа – и выбираем на время болезни Масленникова исполняющей обязанности председателя ТОС Петрову Л.В., то есть меня.

Масленников нам всегда говорил, что ТОС не финансируется, что он не получал на ТОС ни копейки, что у него нет денег позвонить нам на сотовый телефон! Когда у меня появился на руках протокол об избрании, я начала интересоваться работой нашего ТОСа: иду к представителю администрации Автозаводского района и из разговора с ним узнаю, что всем ТОСам, в том числе и нашему, выделялись немалые денежные средства!

Я сделала запрос в общественный фонд «Тольятти», через который ТОСы получали деньги, и мне пришёл ответ, что Масленников деньги на ТОС получил и, самое главное, отчитался, что с мая по ноябрь провел 19 мероприятий!!! Тогда мы его спросили, почему мы, члены ТОСа не знаем о деньгах? Почему ни мы, ни жители не участвовали в этих мероприятиях? Для кого они проводились? Куда были израсходованы деньги? Масленников до последнего говорил, что это неправда, что он никогда никаких денег не получал! Только после того, как я предъявила всем документ из фонда «Тольятти», он во всём сознался. А нам и так всё уже было ясно: ведь не было этих мероприятий! Не было!

– Потрясающий цинизм! И что было дальше?

– А дальше 19 марта 2015 года состоялось заседание общественного совета 9-го квартала, на котором в присутствии депутата все высказали свои претензии по работе Бордашевич С.Д. и выбрали другого председателя. Также из состава совета были переизбраны Масленников, Степанова, Коняева, Заева. 31 марта 2015 года состоялось расширенное заседание жителей 9-го квартала, на котором присутствующие высказались против того, чтобы Бордашевич продолжала заниматься ветеранами в 9-м квартале как председатель совета ветеранов. Также было решено направить совместное заявление о рассмотрении этого вопроса в администрацию Автозаводского района и другие инстанции. Потом нам стало известно, что нашему ТОСу выделяется субсидия для проведения субботника и самое главное – для празднования на квартале 70 лет Победы в Великой Отечественной войне. Но получить её и устроить праздник жителям квартала нам было не суждено. В мой адрес поступило письмо от главы администрации Автозаводского района, из которого я узнала, что Масленников, Заева, Коняева, Скоцкий срочно вышли из состава ТОС-9, и поэтому субсидию администрация выдать ТОСу не может. Произошло это 19 марта 2015 г., то есть сразу после заседания, на котором жители их переизбрали. Получается, что Масленников, Заева, Коняева и Скоцкий вышли из состава ТОС только для того, чтобы ТОС-9 не смог получить субсидию!!! Никакие уговоры депутата и представителей администрации района отложить выход из ТОСа хотя бы на один день, подписать протокол выделения субсидии, чтобы жители 9-го квартала достойно отметили праздник, не помогли.

Из-за выхода из членов ТОС Масленникова и трёх членов отчетная конференция не состоялась. Для нормальной работы ТОСа было необходимо проводить конференцию по избранию председателя и членов совета, для чего мы создали инициативную группу, которая зарегистрировалась в мэрии и начала проводить на домах собрания по выдвижению делегатов на конференцию.

Как бы нам ни было тяжело, какие бы против нас ни устраивались провокации, скандалы, мы через всё прошли. Были и угрозы, и оскорбления, и заявления в полицию, и призывы старших по домам к жителям не участвовать в конференции – мы все преодолели, и конференция состоялась. Теперь нам грозят судами о признании конференции недействительной, но мы к этому готовы. Сейчас мы не можем сдать документы в минюст Самарской области, так как нам не передают учредительные документы, но эта проблема будет решена законным путем: через полицию и прокуратуру…

Продолжение сенсационного интервью с председателем ТОС 9-го квартала Людмилой Петровой читайте в следующем выпуске

Комментарий

Алексей Геннадьевич Краснов, депутат ТГД:

– Вообще, рассказ Петровой о событиях, происходивших в ТОС-9, только подтвердил то, о чём я говорил всё это время на уровне умозаключений и предположений. Все мои догадки относительно заговора на квартале оказались абсолютно верны. Тем более странным и нелепым оказался приход в мою приёмную Бордашевич и Коняевой сразу же после выхода в свет последнего интервью со мной, где я рассказал про то, как меня вовлекли во всю эту историю. Итак, Бордашевич и Коняева заходят ко мне в приёмную, и при свидетелях начинается чудной, я бы сказал парадоксальный, разговор. Цитирую (говорила только Коняева).

Коняева: Мы пришли к вам по поводу этой статьи.

Я: По поводу интервью, которое я дал «Тольяттинскому навигатору»?

Коняева: Да.

Я: Ну и что вас конкретно в связи с этим интересует?

Коняева: Вы нас обманули! Вы вынудили нас подписать соглашение! Но у меня в Самаре есть знакомый судья. Он сказал, что четыреста тысяч мне бы никто не присудил… Максимум пять тысяч!

Я: Какая разница, сколько бы вам присудили. Вопрос стоял о вашем честном имени…

Коняева: Вы так и будете про это писать?

Я: Я буду доносить до общественности правду о том, как всё было! Тем более что я предупреждал и Плаксина, и Гордеева… Это моё право! Это моя позиция! Меня оскорбили, и я хочу справедливого возмездия!

Коняева: Тогда я снова пойду в суд!

Я: Идите.

(Пауза.)

Я: Я вообще не понимаю, зачем вы пришли. Чем вы конкретно недовольны из того, что я сказал? Где я сказал неправду?

Коняева: Вы выставили нас, как будто мы всё делали по указанию Плаксина и Гордеева!

Я: Да. Это моё мнение. Я и сейчас так думаю.

Коняева: Нет! Это не так! Это мы сами! Всё это исходило от нас!

Я: То есть вы написали на меня «телегу», оклеветали меня и теперь пришли убеждать меня в том, что вас никто не направлял, что это вы всё сами?..

Коняева: Да.

(Теряю дар речи. Через пару секунд.)

Я: (Помощнице.) Ольга Владимировна, найдите, пожалуйста, их жалобу на меня Минчуку! (Коняевой и Бордашевич.) Я вам сейчас зачитаю написанную вами неправду в мой адрес, и вы мне объясните, как вы могли написать такое про вообще незнакомого вам человека…

(Так как письмо уже убрано в архив, поиски копии затягиваются.)

Коняева: В общем, мы всё поняли!

(Спешно уходят.)

Итак. Зачем Бордашевич и Коняевой понадобилось приходить ко мне для того, чтобы прилюдно сознаться в том, что они и только они были инициаторами письма в  адрес Минчука, содержащего недостоверные сведенья? Ответ на этот вопрос мне, конечно же, известен. Думаю, и читатели, прочитавшие рассказ Петровой о событиях в ТОС-9, без труда смогут сложить два и два и получить картину того, кто, кем, когда, а главное зачем и ради чего манипулировал и манипулирует в настоящий момент. Кстати, после моего интервью «Тольяттинскому навигатору» ко мне в приёмную прямо-таки хлынул поток граждан и документов, относящихся к деятельности господина Плаксина и других учредителей компании «Уютный Дом 9-й квартал». И некоторые из документов наталкивают на мысль об уголовных делах… Но это всё, полагаю, работа не депутата, а компетентных органов.

Читайте по теме:

Коммунально-политическая война: разделяй и властвуй

деньги в руках женщина

фото: m.prоgorоd11.ru

«Тольяттинский навигатор»

фото: из открытых источников