Эта небольшая квартирка больше похожа на музей. Стены увешаны фотографиями и расписанными деревянными досками, на полках – множество книг и фигурок людей и животных. Есть даже фальш-окно – рама с затейливым узором, вылепленным из глины. И центр притяжения – стеллаж, где выстроились глиняные красавицы в кокошниках и кокетливых шляпках, господа офицеры в мундирах, купеческие семейства, а также медведи, козочки, котики, сказочные птицы, цветущие деревья, церкви…

glinianaia-igrushka-lory-gorodetckoi-04
Мне с фотокорреспондентом Юрием Стрельцом посчастливилось побывать в гостях у знаменитой Лоры Городецкой – мастера, благодаря которому самарская глиняная игрушка стала вровень с такими всемирно известными российскими «брэндами», как каргопольская, дымковская, филимоновская, абашевская.

О жизни и нелегкой судьбе этой удивительно светлой и, несмотря на внешнюю хрупкость, сильной женщины мы уже рассказывали. Репрессированный отец, поляк по национальности, сломленная допросами мама. Трудное, но все-таки счастливое военное детство. Мечты о сцене, благо талантов у юной Лоры всегда было много: с семи лет она пела, танцевала, читала стихи. Потом обнаружился еще и дар художника. Именно он и определил ее дальнейшую судьбу. Она работала ретушером-реставратором на телевидении, поступила в платный Московский институт искусств на специальность «художник-прикладник». Совершенствуясь на студии «Союзмультфильм», общалась со знаменитым автором Крокодила Гены и Чебурашки – кукольником Олегом Мусаиновым.

Именно там Лора Константиновна и столкнулась впервые с глиняной игрушкой, можно сказать, заболела ею. Как оказалось – на всю жизнь. Она перелопатила гору литературы об этом народном промысле, собирала материал буквально по крупицам. На счастье, под рукой оказалась и старенькая муфельная печь, в которой можно было обжигать глину. Первые же работы мастерицы оказались очень удачными. Она нашла свой особый, неповторимый авторский стиль. Теперь о нем знают во всем мире – это самарская глиняная игрушка Лоры Городецкой. И уж если везти сувенир на память о Самаре в другой город или даже за границу, думается, лучшего подарка не найти. Потому что в этих работах живет дух нашего города, навеки запечатанный в глину.

Своими знаниями и умениями Лора Константиновна всегда щедро делилась с учениками – вела кружок во Дворце пионеров Железнодорожного района Самары в парке имени Щорса. В мастерскую приходили дети со всего района, из трудных семей и отдалённых школ, самых разных национальностей и со своими судьбами. Талантливый педагог Городецкая рассказывала своим ученикам об истории и культуре Самары, что затем переосмысливалось и отражалось в игрушке. Среди них были и очень талантливые ребята. «Вот, например, бабай едет верхом, - показывает Лора Константиновна глиняную фигурку. – Это работа Светочки Садыковой. Такая умничка она у меня была! А еще одна ученица, Геня Фридман, так у нее очень здорово получались козочки. Она на выставку слепила козу и семеро козлят, а потом просит, мол, дайте мне еще глины, я им папу слеплю, а то нехорошо, если семеро деток без отца будут… Вообще у меня много осталось работ моих учеников, но, к сожалению, их абсолютно негде ставить, вот и лежат они на антресолях мертвым грузом. Эх, мастерскую бы нам, чтобы было где все-все выставить, людям показать…», - сетует Лора Константиновна.

Но мастерской, а тем более музея самарской игрушки так и нет. Хотя в свое время власти обещали Городецкой поддержку, но ей до сих пор приходится создавать свои шедевры в тесной, неприспособленной квартире. А ведь глиняные игрушки Лоры Константиновны – это и сохранение народных традиций, и творческий потенциал, и самобытность Самарского края, и потенциальное внимание туристов, и возможность воспитать еще немало талантливых детей.

glinianaia-igrushka-lory-gorodetckoi-03
Наш разговор плавно перетекает уже непосредственно к ее работам.
«В чем же особенность, отличие самарской глиняной игрушки, вашей школы от всех остальных?»– задаю вопрос Городецкой. Она на минутку задумывается. «Наверное, прежде всего в личностном подходе. Каждую работу я пропускаю через свое сердце. Каждая – отражение каких-то моментов в моей судьбе, дорогих мне людей, истории и облика любимой Самары и ее героев. Вот цветущее дерево – воспоминание о вишневом саде моей бабушки, где я провела свое детство. Вот барыня с ребятенком – это я так изобразила свою младшую дочь с внуком. Много у меня окошек разных глиняных – в память об окнах в моих любимых самарских деревянных домиках – вот они, с кошкой, с геранью на подоконнике, с чайником. Лепила я фигурки Петра Алабина с семейством, бывшего мэра Самары Олега Сысуева – то, что интересно лично мне. Много козочек разных у меня – это же известный символ Самары, козочка небесная...»

С осторожностью беру в руки теплые глиняные фигурки. Вот кот с повисшими у него на шее двумя котятами. «Он – отец-молодец! – видя мою улыбку, говорит Лора Константиновна. – Я сама выросла без отца, поэтому для меня очень важно, чтобы у каждого был папа». А вот эта прекрасная русоволосая красавица в красном сарафане очень напоминает мне саму мастерицу – с такой же золотистой косой и ясными светлыми глазами. На всех фигурках – надписи. Коротенькие стишки, поговорки – с теплом, добром, любовью и к самой игрушке, и к тому, кто взял ее в руки. А на небольшом рабочем столе мастерицы среди аккуратных рядков баночек с красками, стеков и кисточек лежит тетрадь с лаконичной надписью «Стишки». В ней – вся жизнь автора, ее взгляды, чувства, эмоции.

Городецкая показывает старенькую муфельную печку для обжига глины, которую удалось раздобыть – ее списали в школе. Она хранится под раковиной в ванной комнате – больше негде. Когда идет обжиг, из ванной приходится выносить абсолютно все. «А что делать? Мастерской нет, поэтому приходится работать в таких условиях», - вздыхает Лора Константиновна. Процесс обжига довольно долгий, нагревать изделие нужно постепенно, чтобы не лопнуло.

glinianaia-igrushka-lory-gorodetckoi-02

А вот плотно закупоренное ведерко, где лежат куски глины, завернутые в мокрые тряпицы. Это уже практически готовая глина. Перед тем как начать лепить, глину надо просеять, перебрать от мусора и вымачивать в воде – процесс занимает до трех месяцев. Поэтому мастера относятся к ней как к драгоценности. Из ведерка мастер достает кусочек глины, смачивает руки влажной тряпочкой, и на специальном деревянном бруске-подложке прямо на наших глазах начинает происходить чудо. Пальцы мастерицы мнут, катают, тянут податливый, словно живой материал, и вот уже понятно, что в ее руках рождается птица. Вот головка, на ней появляется клювик, пышным веером расправляется хвостик… И сама Лора Константиновна каким-то волшебным образом преображается: глаза еще больше теплеют, лицо молодеет, голос становится певучим: «Это сказочная птица счастья. Знаете ли вы, что вся земля русская произошла из малюсенького кусочка глины, за которым нырнула вот такая маленькая птичка на самое дно моря-океана, отщипнула его своим клювиком и вынесла на поверхность. И именно из этого кусочка и родилась вся русская земля, на которой выросли потом города и села…»

Как напев древнего гусляра, этот рассказ убаюкивал и уносил в какие-то сказочные были-небыли, в них хотелось верить и слушать до бесконечности. И до бесконечности наблюдать за ласкающими, нежными, оглаживающими движениями умелых рук, творящих волшебную сказку…

glinianaia-igrushka-lory-gorodetckoi-01
Ирина Бломериус, фото Юрия Стрельца, "Самарские известия"

фото: из открытых источников