Главный онколог Тольятти Александр Фролов: Остается проблема ранней диагностики

Людям старше 50 лет желательно обследоваться на онкологические заболевания ежегодно.

Наш собеседник — заместитель главного врача ТГКБ № 5 по онкологии, главный онколог г. Тольятти, заслуженный врач РФ, кандидат медицинских наук Александр Фролов.

Наши гены

— Александр Сергеевич, насколько изучена генетическая предрасположенность к онкологическим заболеваниям?

— Еще недостаточно, но есть определенные вещи, которые изучены. Прослеживается последовательная заболеваемость в некоторых семьях. Изучаются гены, практически у любой ткани есть расшифровка генотипа, генома человека, и на каком-то этапе обрыв этих цепей генетической ДНК происходит. Например, по молочной железе изучено, имеется специальный ген, если он присутствует у женщин, то возможность заболеть очень большая.

— Известный факт: американская актриса Анджелина Джоли удалила молочные железы и заменила их имплантатами, чтобы не заболеть раком, как ее мама и тетя.

— Да, она как раз сделала генетическое исследование молочных желез и узнала, что у нее имеется специальный ген рака молочных желез, который передается по наследству.

— Я так понимаю, что если нет ткани, которая поражается этим видом рака, то у нее вероятность заболеть теперь намного ниже?

— Вероятность заболеть раком молочной железы ниже, но остаются другие органы, которые могут быть поражены раком.

Тольяттинский врач-психиатр о нашей жизни

Какие шансы?

— Насколько сейчас эффективна борьба с раком?

— Достаточно эффективна, но остаются проблемы ранней диагностики.

— Если диагностирована онкология, то до какой стадии есть шанс полного излечения?

— Если мы говорим о первой стадии, то 90-96 процентов по разным органам можно вылечить, на второй уже процент снижается, третья — это значительное снижение, на четвертой стадии речь идет о продлении жизни, но не о выздоровлении.

Правильно/неправильно

— Как часто после 40 лет человек должен обследоваться? Какие есть программы на этот счет, диспансеризации достаточно или все-таки лучше раз в год самому проверяться?

— Слово «диспансеризация» — это хорошее слово, но у нас в некоторых аспектах человек должен сам заботиться о себе. Получается, что мы опять уходим в диспансеризацию, как будто кто-то отвечает за наше состояние здоровья. Это совершенно неграмотно и неправильно, наоборот — каждый человек должен заботиться о своем здоровье — с детства и с молодости. Это как раз является профилактикой рака. Факторов риска много — это курение, употребление различных напитков любого ранга, чрезмерное загорание (по сути, обжигание) тела.

Если что-то ударило в голову

— А солярий — это вредно?

— Это вопрос, который периодически задается, вредно или не вредно — это сложный вопрос. Разрешение есть на солярии — ГОСТы, но нежелательно все-таки очень солярием увлекаться. Мы говорим сейчас о солнечной активности и радиации, люди любят загорать, причем самого разного возраста. Казалось бы, после 40 надо быть осторожнее, а люди загорают как в молодости. А ведь чрезмерный загар вызывает ожоги, и это прямой путь к раковым заболеваниям кожи на протяжении жизни. И рак кожи на нашей территории стоит на первом месте.

— А если заболевают люди, у которых вроде бы и нет факторов риска?

— У нас с вами есть масса факторов, мы даже их не замечаем, это воздух, вода, питание…

— Продукты с добавками?

— Добавки — это вообще отдельная тема, есть еще генномодифицированные продукты, их полное влияние на организм сейчас только изучается. Питание углеводное тоже может отрицательно влиять, избыток мясной пищи может вызвать колоректальный рак (рак толстой кишки), углеводы откладываются в жиры и вызывают избыточный вес — так человек попадает в группу риска. Еще один фактор риска — скрытый сахарный диабет, когда человек чувствует себя неважно, но не обследуется и не знает тяжести своего положения. Фактор возраста играет очень большую роль, пик онкологических заболеваний наблюдается с 50 до 75 лет.

— Как уберечься от рака?

— До 40 лет нужна полноценная профилактика: отказ от вредных привычек, правильное питание и физическая активность. А потом надо проверяться, и если появились какие-то изменения предраковые или уже злокачественные образования — их санировать, и ты здоров и наблюдаешься! Диспансеризация очень важна, причем человека не должны заставлять — он должен сам быть заинтересован. И если нет диспансеризации (планово она проводится раз в три года. — Прим. ред.), то человек должен сам себе диспансеризацию проводить. К сожалению, у нас с вами менталитет не позволяет этого делать. Вот такая ментальность у россиян, что даже в поликлиниках в смотровые кабинеты женщины не ходят. В 65 лет они уже не работают и думают, что им уже ничего не грозит, а им, наоборот, надо туда идти.

— Онкоосмотры, кровь на онкомаркеры сдавать — все это должно быть?

— Обязательно надо это делать. По раку яичников маркеры есть, по предстательной железе мужчинам старше 50 лет обязательно.

Городская картина

— В поликлинике я видела объявление, что после 40 лет мужчин уже приглашают провериться на онкомаркеры по предстательной железе.

— Отдельные случаи рака предстательной железы случаются и после 40 лет. Но если говорить о городской статистике, то в этой возрастной категории одни нули, и первые четверо заболевших в таблице — это люди в возрасте 50-54 года. У женщин рак молочной железы после 30 лет — 3 человека, 35-39 лет — 13, а вот 40 и дальше уже начинается «взрыв» — 65! После 69 лет — 62 случая. А ведь они уже не работают, они неорганизованными считаются. Когда они трудились (например, на заводе), там у них были доктор, профосмотр, фельдшер ходил, цеховая служба, а сейчас же у нас цеховая служба уменьшилась.

Надо людям самоорганизовываться идти обследоваться; где есть возможность бесплатно провериться — надо делать бесплатно, а если нет, то для своего здоровья порой и какой-то капитал надо заплатить. Я так понимаю, что жизнь к этому сейчас идет, то есть государство не все берет на себя. А здравоохранение — это вообще в основном лечение, и взваливать еще и полноценную профилактику на здравоохранение тяжело. Но и этим занимаются — есть кабинеты здоровья в поликлиниках, смотровые кабинеты, есть маммологи, маммографы есть, ежегодная флюорография доступна. Потом никто не исключает у женщин регулярного самостоятельного осмотра молочных желез каждый месяц: заметила чуть изменения — пошла на консультацию.

Многие женщины узнают о ВИЧ-инфекции только во время беременности

— Заболеваемость раком в Тольятти из года в год растет?

— Выросла за последние годы и сейчас составляет 520 случаев на 100 тысяч населения, заболевают примерно 3,5 тысячи человек в год. На первом месте стоит рак кожи, на втором — рак молочной железы и колоректальный рак, затем идет рак легкого, рак предстательной железы, рак желудка. Остается достаточно высокая смертность, потому что люди приходят в большом количестве с поздними стадиями, и часть населения попадает с осложненными формами, уже по экстренным показаниям. Это когда опухоль перекрывает просвет кишечника, начинаются кровотечения — это уже осложнения.

— Метастазы?

— Метастазы само собой, а вот, например, рак поджелудочной железы трудно диагностируется, железа увеличивается и перекрывает желчные пути — с желтухой поступают. Отсюда и смертность — где-то 1500 пациентов умирает от рака в год. На первом году заболевания пациенты могут не умереть, они могут болеть и год, и два, мы их лечим, они могут и на пятом году умереть. Часто задаются вопросы: рак вообще-то излечим или неизлечим? Конечно, излечим, есть цифры, которые показывают, что количество вылеченных больных накапливается. У нас на сегодняшний день практически 21000 пациентов наблюдается, из них более 5 лет живут 11000. Это выздоровевшие по городу, с учетом того, что пациенты умирают не только от рака, они раньше были пролечены, но они умирают от других заболеваний: циррозов, инфарктов, сердечно-сосудистых заболеваний, от старости умирают.

— А если говорить о стойкой ремиссии, если больше 5-6 лет никаких новых симптомов, уже можно «выдохнуть»?

— Это считается стойкой ремиссией. 5 лет — это для нас критерий излечения, хотя у некоторых бывают проявления болезни и через 10 лет, 20 лет, но это редкость, основное «проявление» рака происходит до 5 лет.

Цитата

“Наш менталитет препятствует ранней диагностике, люди занимаются самолечением и надеются, что все само рассосется, но новообразования никогда самостоятельно не проходят”.

Факт

21000 пациентов наблюдается после лечения в г.о. Тольятти.

11000 живут после лечения более 5 лет.

Елена Кочева, «Площадь Свободы»
ekocheva@yandex.ru

Александр Фролов

фото: «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников