Где в Тольятти женщины могут укрыться от домашнего насилия

Иногда дом — это самое опасное место, где уют подменяется тиранией. Женщины, проживающие под одной крышей с изуверами (мужья или другие родственники), находятся в состоянии перманентной угрозы. Это все равно, что каждый день проживать в самом опасном переулке наиболее маргинального квартала. Традиция «не выносить сор из избы» вкупе с обычным страхом губит жизни и здоровье женщин, когда тем нужна специальная помощь. Зачастую из этих ситуаций крайне сложно выйти без надежного подспорья. Жертвы зависимы от насильников и экономически, и психологически. Но все же в Тольятти есть некоторые ресурсы для помощи женщинам с житейскими проблемами крайней степени.

Из 20 мест сейчас занято 21

При тольяттинском приюте «Дельфин» с 2003 года существует кризисное отделение для временного проживания и социальной реабилитации беременных женщины и женщин с несовершеннолетними детьми. Подразумевается, что они находятся в конфликтной ситуации с совместно проживающими членами семьи, подвергаются психофизическому и сексуальному насилию либо попали в иную трудную жизненную ситуацию. Отделение рассчитано на 20 мест, но сегодня все места заняты, и одно освобождающееся закреплено за женщиной, которая сейчас временно госпитализирована.

Отделение располагается на двух этажах. Отдельно живут мамы с грудными детьми, беременные женщины и мамы детей старше трех лет. Грудные дети и дети до 3-х лет проживают вместе с матерями. В центре есть все, что положено по санитарным нормам и правилам. Женщина сама ухаживает за своим ребенком. Штатный врач-педиатр контролирует здоровье ребенка и, естественно, обслуживает и женщин.

Дети с трех лет и старше живут отдельно от матерей, в группах, потому что, как правило, их мамы стремятся трудоустроиться, и для них очень важно найти работу по любому графику. Они могут быть спокойны, ибо дети всегда под присмотром. Разумеется, женщины имеют право общаться со своими чадами, брать к себе в кризисный центр, общаться, делать с ними уроки. Ограничения только на время карантина.

Школьники ходят на учебу в соседнюю школу, с которой у приюта заключен договор.

И ужин, и психолог, и документы

Здесь поступивших обеспечат не только приютом, но и питанием. Социальный отдел в свою очередь дает рекомендации в решении правовых вопросов: оформление документов для женщин и детей, будь то получение СНИЛС, свидетельство о рождении и т.д. Всенепременно будет составлена программа реабилитации с психологом, поскольку, как правило, женщина пребывает в угнетенном состоянии. Поэтому первым делом речь идет об эмоциональной разгрузке.

Позже на консилиуме утверждается программа реабилитации. Разумеется, сами женщины перед консилиумом хотя бы в письменном виде пытаются представить свое видение проблемы и с чем бы они хотели отсюда выйти.

Сроки проживания устанавливаются индивидуально, но предполагается, что в течение шести месяцев женщина должна решить свои проблемы. Кому-то срок приходится продлевать, а некоторые справляются и за два месяца.

Когда женщины поступают с более стабильным эмоциональным состоянием, с ними идет работа по воспитанию детей, по развитию материнства, формированию навыков общения с ребенком.

Есть программа «Аистенок» для будущих мам несовершеннолетнего возраста (16-17 лет), где девушек учат уходу за детьми, готовят их к родительству, чтобы после рождения они не отдавали своего ребенка в детский дом.

Иногда приходится по нескольку месяцев работать с женщинами, которые подвергались жесткому давлению. Увы, сотрудники отделения сталкивались и с их мужьями, которые врывались в приют, оскорбляли женщин и сотрудников, кричали: «Чему вы ее тут учите?!»

Женщинам с токсичным жертвенным самовосприятием психологи пытаются дать новые поведенческие механизмы, помогают вырасти личностно, чтобы женщина почувствовала внутренние ресурсы для того, чтобы взять ответственность за собственную жизнь на себя.

Ушла от предательства

В тот день, когда корреспондент «Площадь СВОБОДЫ» пришел в приют, руководство посетила бывшая «выпускница» кризисного отделения. Ольга прожила в приюте 8 месяцев. Ушла из дома вместе с сыном, когда муж сказал ей, что встретил другую женщину. По ее словам, в отделении ей напрочь снесли всю старую разрушительную систему мировосприятия и выстроили новую оптику.

От мужа Ольга уходила беременной и отказалась от его алиментов. Почти всю беременность (8 месяцев) Ольга провела в приюте. Дочь назвала Леной в честь заместителя директора приюта по воспитательной работе Елены Сусловой.

Сейчас Ольга живет в Челябинске и в Тольятти оказалась проездом. В родном городе она живет с родственниками, с которыми, как и прежде, не самые теплые отношения, но полученные в социальном учреждении навыки общения позволяют избегать конфликтов.

Коллективное решение?

Еще один ресурс психологической помощи для женщин, оказавшихся в плену проблем, — государственное учреждение Центр социальной помощи семье и детям, с которым тесно сотрудничает и кризисное отделение. Мы встретились с его директором Еленой Павловной Шныриной, которая рассказала нам о том, какую поддержку женщины могут получить в данной организации.

— Елена Павловна, как строится процесс помощи женщинам, попавшим в ситуацию домашнего насилия?

— Наши специалисты должны помочь ей перейти из положения жертвы в положение женщины, которая может управлять ситуацией. Понимать особенности своего поведения, причины, которые привели к этому положению вещей. Эта работа может продолжаться как в индивидуальном формате, так и в тренинговой группе.

Прежде чем перейти к тренинговой работе, женщина должна пройти ряд индивидуальных консультаций с психологом. Групповая работа предполагает под собой максимальную открытость и обсуждение своих проблем вместе с другими женщинами. Не всегда женщины готовы на такое сотрудничество. Это чисто российский менталитет, переданный женщинам еще от бабушек и прабабушек, — я сама виновата в том, что происходит в моей семье.

На коллективных тренингах моделируются ситуации, интонации, жесты, формы высказывания. Речь идет о том, как правильно начать вести себя, чтобы показать, что ты изменилась и ты самодостаточна. Это очень важно, потому что жертву выдает все: позы, взгляд, интонации, слова. Если от всего этого не избавиться, то это будет продолжать навлекать на себя те же самые действия со стороны тирана, что были ранее.

Но даже вещи из старого шкафа выкинуть сложно, а уж научить себя по-другому общаться с партнером, доказать ему то, что с вами нужно вести себя достойнее, — сложнее. Иногда нужно набраться сил и уйти от тирана или выгнать его.

— А каковы первопричины такого поведения «жертвы»?

— Существует мнение, что любая женщина наследует то поведение, которое она наблюдала в своей семье. Не всегда, но чаще всего девочка формирует для себя образ мужчины, похожий на ее отца. Если отец был насильником, а мать жертвой, то же самое отпечатывается на личности детей.

Бывает, что человек сам становился козлом отпущения для родителей у себя дома. Родители отыгрывали на нем свои проблемы. Такие дети, как правило, становятся такими же козлами отпущения в школе и в других коллективах. И страшно домашнее насилие тем, что оно уродует будущую жизненную позицию ребенка.

— Как понять, что речь идет не об обычном конфликте партнеров, а ситуация требует вмешательства специалиста со стороны?

— Как только случился первый момент применения насилия в отношении женщины, удар, ругань, оскорбление, или мужчина замахнулся. Этому нужно как можно быстрее положить конец. Поведение насильника всегда циклично: обидел, раскаялся, попросил прощения, подарил подарок, а потом все по нарастающей, что опять приводит к насилию. А женщине каждый раз хочется верить в светлое будущее и сохранить семью «ради ребенка». Но ничего хорошего для ребенка в этой ситуации ждать не стоит.

— А работает ли ваш центр с мужчинами-агрессорами?

— Да, но работа психолога следует принципу: не предлагай воду и хлеб тому, кто не просит. Работа начинается с признания своей проблемы. Для мужчин в России поход к психологу — это «признание своей слабости». Они приходят, но очень редко. Чаще всего, когда идет судебный процесс об определении места жительства ребенка после развода и гораздо реже, когда речь идет о необходимости изменить супружеские отношения в лучшую сторону.

В 2015 году социально-психологические услуги Центра помощи семье и детям получили более 7 тысяч граждан Тольятти. Услуги центра бесплатны, а записаться на прием к психологу можно по координатам:

Центральный офис: ул. Карла Маркса, 40, тел. 25-16-81;

Автозаводский район, Орджоникидзе, 16, тел. 31-87-96;

Комсомольский район, ул. Никонова, 2, тел. 45-70-83.

За 2015 год кризисное отделение приюта «Дельфин» приняло 46 женщин и 27 детей до 3 лет. В 2014-м — 59 женщин и 40 детей.

Владимир Сахмеев, Площадь СВОБОДЫ
vl.saxmeev5@gmail.com

женщина и дети в приюте

фото: Площадь СВОБОДЫ

фото: из открытых источников