Фестиваль «Волжские зори»: «Что? Где? Когда?» в Тольятти

Легендарный капитан команды интеллектуалов Алексей Блинов уверен, что в «Что? Где? Когда?» играют совершенно обычные люди.

Главным судьей и украшением прошедшего на днях интеллектуального фестиваля «Волжские зори» стал двукратный обладатель хрустальной совы и обладатель звания лучшего капитана телевизионного клуба «Что? Где? Когда?» Алексей Блинов. В беседе игрок с двадцатитрехлетним стажем приоткрыл некоторые тонкости внутренней жизни легендарной телепередачи и рассказал, почему знатоком может стать каждый.

aleksei-blinov-v-toliatti-2014-2

— Расскажите немного о пути, который вы проделали от инженера легкой и текстильной промышленности до капитана команды легендарной «Что? Где? Когда?».

— Все началось достаточно давно, 25 лет назад. Образование в игре не имеет никакого значения. Началось все еще со студенчества. Ведь студенты, как правило, ведут активный образ жизни: студенческая весна, КВН, жизнь вокруг бурлит. А потом вдруг обучение заканчивается, и попадаешь на производство. Работаешь медным мастером, у тебя в подчинении 30-40 великовозрастных людей. Работаешь в 2-3 смены. А те, с кем ты учился, разлетелись по всей огромной стране. Круг общения сужается настолько, что не остается практически никого. И начинаешь чувствовать вакуум: не хватает людей, друзей, общения. Тогда начинаешь искать, как эту пустоту можно заполнить. В ту пору создавались клубы по интересам. Один из них был клуб любителей «Что? Где? Когда?». Я с детства смотрел игру, переживал, хотел поучаствовать. А в клубе я встретился с людьми, которые хотят и могут играть, для которых это такое же увлечение, как и для меня. Мы познакомились поближе, понравились друг другу и стали играть. Вот и так создалась команда Блинова, та, которая впоследствии попала в телевизионную игру. А поначалу мы, играя в турнирах, проявляли себя, в итоге попали на заметку телевидению. Нам еще повезло: в тот момент начинался проект «Брейн-ринг». Для съемок нужны были молодые динамичные команды, и был объявлен чемпионат СССР по брейн-рингу. Мы стали в нем победителями. В награду команда получила возможность играть в легендарной «Что? Где? Когда?».

aleksei-blinov-v-toliatti-2014-1

— А вообще, как участники попадают в игру? Тоже приходят командами или проводятся какие-то кастинги, как в других телепроектах?

— Бывает по-разному. Бывает, приходят и командами, бывает, набирают отдельных игроков. Сейчас это просто: на сайте есть определенная кнопочка, так что можно прямо там зарегистрировать свою команду и подать заявку, чтобы вас рассмотрели в качестве потенциальных игроков. А так, в стране проходит огромное число интеллектуальных турниров, как, например, «Волжские зори», и на них периодически приезжают скауты телевизионные. Они смотрят на игроков, отмечают активных и наиболее интересных, с точки зрения игры, рассуждений, внешности, то есть тех, кто, по их мнению, может украсить телевизионный экран. Их они приглашают на просмотры, а там уже есть шанс попасть в эфир. Не все желающие могут позволить себе сразу отправиться в Москву на просмотры, а такие фестивали, как «Волжские зори», как раз отличная возможность познакомиться с телевизионщиками, не выезжая далеко от своего города.

aleksei-blinov-v-toliatti-2014-3

— А с чего бы вы посоветовали начать тем, кто недостаточно развит интеллектуально для того, чтобы принимать участие в таких играх, но играть хочет?

— Я считаю, что все люди интеллектуально развиты. Рекомендую ходить в библиотеки и читать книги, отвлекаться от Интернета. Не пить пива и чаще играть в замечательных интеллектуальных клубах, которые есть в том числе и в вашем любимом городе. Могу с уверенностью сказать, что готовы играть все, надо просто сказать себе: «Я могу и хочу» и начать играть.

aleksei-blinov-v-toliatti-2014-4

— То есть совсем не обязательно иметь очень широкий кругозор и так далее?

— Это вообще большое заблуждение, что для интеллектуальных игр нужен очень высокий интеллект. В «Что? Где? Когда?» играют обычные люди. Люди с обычными знаниями. Так называемая базовая подушка знаний у всех практически одинаковая. Главное — это иметь тягу и желание достичь чего-то большего. И умение взаимодействовать в команде. Потому что ЧГК — это командная игра. Конечно, команда из детского сада тут не справится. А вот базовая программа школы позволит ответить на большинство вопросов. Сама игра будет хорошей мотивацией к развитию. Вот так иной раз заставить себя пойти в библиотеку непросто. А когда ты начал играть и из 10 вопросов ответил на 5, тебе обидно, почему так мало. Тогда идешь, читаешь, разбираешься и на следующей игре отвечаешь уже на 8 вопросов. Скажем, не ответил на вопрос про какое-то племя Древней Руси, берешь книгу, начинаешь ее изучать, заодно узнаешь целый пласт истории. Для начала просто надо прийти и поиграть.

aleksei-blinov-v-toliatti-2014-5

— Расскажите, насколько серьезный отбор проходят вопросы телезрителей? На столе же в итоге оказывается чуть более десяти конвертов. Каким отдается больший приоритет?

— Количество вопросов, которые присылают телезрители, огромно. Существует несколько этапов отбора. Конечно, многие стараются задать такой вопрос, чтобы знатоки не ответили, и зритель выиграл свой приз. Не может пройти вопрос, в котором есть оттенок субъективности. А устроит вопрос, в котором есть основополагающие знания, над которыми можно поработать, их покрутить и в итоге получить ответ — найти решение или изобрести новое знание. Не подойдут также простые и прямые вопросы: скажем, в каком году родился тот или иной царь-государь. Это же не викторина, тут суть в том, чтобы 6 человек из своих базовых знаний коллективными усилиями сделали новое.

aleksei-blinov-v-toliatti-2014-6

— А сильно вопросы редактируются?

— Вопросы, которые присылают телезрители, являются сырыми, и чтобы они стали пригодными для телевидения, требуется доработка, как минимум стилистическая. Надо, чтобы вопрос стал коротким и предельно понятным. Редакторская группа дорабатывает его, думает, что вот можно к такому-то вопросу такую-то картинку показать, такой-то предмет вынести или сделать черный ящик.

— 13-й сектор вообще никто не модерирует?

— Нет, но вы и видите, какие вопросы там возникают — они далеко не идеальны. Многие имеют какой-то субъективный ответ, там могут встречаться непроверенные знания. А меж тем вопрос, заданный телезрителем, должен опираться на проверенные факты. Отвечаем на них спонтанно, интуитивно.

— А в чем заключается миссия капитана команды кроме выбора того, кто будет отвечать?

— Он несет ответственность за команду, отвечает как за процесс обсуждения, то есть контролирует работу внутри группы, так и оберегает ее от внешних факторов, как-либо дестабилизирующих ее работу. Так что все, что касается споров с ведущим, — это все проблемы только капитана. Чтобы команда могла нормально работать, генерировать идеи, она должна работать спокойно. Ну и модерировать обсуждения, подстегивать их, набрасывать версии: от самых необычных до самых прозаичных.

aleksei-blinov-v-toliatti-2014-7

— А может, вы как-то заботитесь о поддержании интеллектуальной формы участников, в том числе и за пределами программы?

— Ну, чтоб постоянно держать форму, как в спорте, такого нет. Но если знаешь, что у тебя игра через месяц, то месяца за полтора мы начинаем тренироваться каждую неделю, а последнюю неделю минимум три тренировки подряд. Это нужно, чтобы возобновились отношения между игроками, чтобы оценить, как они взаимодействуют друг с другом. Проходит время, кто-то стал чуть внимательнее. Другой стал говорить чуть громче или тише. А кто-то занял новый пост и, соответственно, стал относиться чуть иначе к жизни и к окружающим. Оцениваешь обстановку и, допустим, понимаешь, что тихий игрок сидит далеко, ты его не слышишь, а значит не можешь на него рассчитывать. Значит, надо посадить его ближе. Существует же идея, что шестерка игроков делится на две тройки. Первый треугольник генерирует версии, набрасывает идеи, а вторая тройка, которая упирается углом в капитана, — они анализируют и разбирают идею, критики по сути.

aleksei-blinov-v-toliatti-2014-8

— Получается, что лучшая интеллектуальная тренировка — это как раз игра. То есть для умственной раскачки это лучше, чем, скажем, сидеть за энциклопедиями?

— Это бред, что надо сидеть за энциклопедиями. Такие интенсивные тренировки больше характерны для спортсменов, которые набирают массу. Расширение и углубление знаний не является таким предметом, как наращивание мускулов и бицепсов. И еще раз повторюсь, что для командной игры нужно хорошее взаимодействие внутри команды, и чем оно лучше, тем позитивнее результат, который получишь.

— Продолжая тему тонкостей «Что? Где? Когда?», расскажите, если не секрет, какие на самом деле отношения у участников с ведущим Борисом Крюком? За пределами передачи он так же дистанцирован от знатоков и держится с ними слегка надменно? Или это просто такой телевизионный образ, а на самом деле он куда дружелюбнее и с ним можно, например, попить чай после программы?

— В «Что? Где? Когда?» не принято общаться с ведущим. Мы и не общаемся. Поэтому я не могу ответить, какой он в жизни. Какого-то прямого запрета нет. Но есть внутренние человеческие ощущения и такт, который свойственен игрокам в клубе. Он ведущий, и мы с ним противоборствуем. Нам не запрещено впрямую общаться, но это некорректно. Это не принято.

aleksei-blinov-v-toliatti-2014-9

— И совсем никто не имеет с ним контактов по жизни?

— Я не могу поклясться, не знаю, но с моей точки зрения никто.

— И напоследок, скажите, какая у знатока и капитана команды любимая книга?

— Энциклопедия Брокгауза и Ефрона, которую я получил за первую хрустальную сову. Я получил ее, когда мне было лет 30. Много времени и сил я потратил на ее завоевание. И пусть я не прочитал все 86 томов — все равно она моя самая любимая.

Екатерина Хрипко, газета «Площадь Свободы»

фото: Медведев Андрей

фото: из открытых источников