В воскресенье отметят День машиностроителя. Когда-то, в золотые времена ВАЗа, его отмечали в ДКиТе торжественно, с концертом. Как будет в этот раз – не знаю. Одно понятно, что отмечать уже почти нечего. Но память никуда не девается. Она живет еще в воспоминаниях тех, кто помнит дни вазовской славы.

В беседах с известным строителем приходилось соблюдать несколько обязательных условий: ничего не записывать, не использовать диктофон и не называть его фамилию. Так что все воспоминания – в моем пересказе, по памяти. От этого они много теряют: и в живости речи, и в ярких деталях – тут уж ничего не поделаешь, но ценны и интересны сами факты. Кое-что я уже публиковал, так что для наших историков газета «Вольный город» может стать важным источником в будущем.

Как строили дирекцию

10 лет стояла недостроенной высотка дирекции ВАЗа. Скелет возвели, и всё, хотя денег было достаточно, чтобы завершить строительство. Я Каданникову говорю:

– Сколько еще будешь ездить с Белорусской на завод? Завод не просто всесоюзного, а мирового значения! Каркас скоро сгниет.

Убедил. Высотку довели до ума практически за полтора года.

Видел наверняка: рядом стоит здание, где зал заседаний и прочее? Если здание дирекции облицевали голубым, то пристрой я решил отделать красной плиткой. Хорваты, которые вели строительство, сомневаясь в таком смелом решении, спросили:

– А мы не получим?

Я ответил:

– Получу я, а не вы!

Каданников в это время отсутствовал: то ли в отпуске был, то ли в командировке. Приехал, увидел и ахнул:

– Это что такое?

– Это вот такое, – отвечаю.

– Ты чего? – кричит. – В своем уме?

– Видишь ли, сделай я всё в одном цвете, ты бы и не заметил. А тут вон как тебя задело.

– Ну и сволочь! – захохотал он. – Не переделывать же?

Так и стоит – по-моему, симпатично.

Потом еще у меня с ним было выяснение. На 23-м этаже я решил сделать большой приличный кабинет для генерального. Сделали. Мебель заказали в Европе, комнату отдыха тоже заказали. Здание специально не сдавали, решили ему показать: понравится ли кабинет, мебель или нет? Пришли.

– Зачем такой большой кабинет? Я тут совсем потеряюсь, и меня не заметно будет, – возмутился Каданников.

– Ты же генеральный директор такого серьезного большого завода, должен соответствовать!

– Нет, не годится. Уменьшай!

Ну и… (подумал про себя непечатное слово). Вызвал хорватов.

– В общем, так: делаем меньше, ставим перегородку, в ней – стеклянную вставку и за стеклом, в образовавшемся помещении, устанавливаем аквариум с рыбами всякими.

Сделали. Девчонки-секретари благодарить начали:

– Спасибо, есть на чем глазам отдохнуть! Еще поставьте шкафы, пожалуйста, а то негде даже пальто повесить.

Закончили. Снова показываем Каданникову. Аквариум светится, рыбки плавают…

– Это что? – опять спрашивает.

– А это чтобы ты отвлекался иногда и вместо того чтобы людям (непечатное слово) навешивать, расслаблялся.

Владимир Васильевич рассмеялся:

– Ну, ладно!

Потом были официальная комиссия, приемка, священник пришел – освятил.

«Лады» от ФИАТа

В 1970 году – к 100-летию Ленина – принято решение начать первый выпуск автомобилей. На тот момент была построена только первая треть главного корпуса – окраска. Вторая средняя часть (МСП) была не готова, а требовалось сразу построить завершающую третью, конечную часть, где происходила окончательная сборка. Совпадение должно быть абсолютным по каждой форме, каждой колонне, стропилам. Сам с приборами бегал, перепроверял. Расхождение было в пределах допуска – 5-7 мм. Потом у ФИАТа купили 800 двигателей и собрали 800 автомобилей. Очень ценились эти первые – с итальянским движком – машины. Настоящую сборку начали в 1971 году.

Поездка в США

Однажды группа руководителей ВАЗа, человек девять, решила прокатиться в США и Канаду. Валюты было много. Почему бы и нет? Взяли и меня.
Ну, все как обычно: Нью-Йорк, Вашингтон, Ниагарский водопад… Потом – обязательное посещение Детройта, как никак мировая столица автостроения. Ходим, смотрим. Зашли в новый большой корпус. Каданников обернулся ко мне:

– Ну что? Видишь, за 6 месяцев построили, умеют люди…

Я ему отвечаю:

– Такой сарай я тебе за 3 месяца построю.

Подвожу его к белоснежным колоннам, ткнул пальцем – вмятина. Они металлические опоры пенопластом отделали.

– У нас бы работяги эту халтуру давно всю окурками истыкали, – говорю.

Веду дальше, к стенам.

– Смотри, сплошь обшивка чуть ли не из жести. Детройт находится на широте Сочи. С такими тонкостенками мы бы позамерзали зимой в Тольятти.

– Всё-то ты знаешь, – буркнул Каданников и отошел.

Всё, что связано с ВАЗом, – уникально. Когда говорю, что в начале строительства осваивали по миллиону (тех еще денег) в сутки, нынешние слушатели открывают рот от удивления.
Место, выделенное под строительство завода, – это старое русло Волги, грунт – осадочные породы. Под основание фундамента грунт уплотняли, не менее 7 раз по одному месту семитонной «бабой» – бух, бух. Потом проверяли грунт в лаборатории на несущую способность. Полтора года проверяли. Ни один корпус не дал просадок, не было ни единой деформации. А потому что ответственность была снизу доверху…

Сергей Дьячков, почетный гражданин Тольятти
«Вольный город», № 37 (1114) 23.09.16

высотка заводская

фото: tvoe-avto.com

фото: из открытых источников