В редакцию обратилась жительница Автозаводского района с модной по нынешним временам фамилией – Мажорова. Вот только проблему Лидия Ильинична озвучила совсем невеселую:

– С интервалом в неделю клещи укусили родную сестру и мою дочь, кстати, работницу мэрии. Анализ показал, что у сестры извлекли энцефалитного клеща. Я стала интересоваться этой темой и с ужасом обнаружила, что паразиты атакуют горожан. Надо что-то делать!

Успокоив эмоциональную женщину, я попросил рассказать подробности случившегося. Оказалось, что ее сестра не знает, где именно «подцепила» клеща. Живет она в 7-м квартале, а дачу имеет в Верхнем Санчелеево и предполагает, что паразит присосался еще на «фазенде». Обнаружила это дачница не сразу – примерно через сутки. И сразу пошла на прием к онкологу – дело в том, что стала интенсивно расти родинка, удаленная… два года назад.

– Это не родинка, а разбухающий от крови клещ. Вам надо срочно проехать в травмпункт, – заявил онколог. – Слышите, срочно!
Обрадованная и одновременно озадаченная таким поворотом дела женщина отправилась в травмпункт, где достаточно быстро ей удалили паразита, положили в пробирку и… отдали потерпевшей.

– Отвезите клеща в Самару, там находится единственный в области центр по их исследованию. Вдруг он энцефалитный!

– Уже вечер, и машины нет. А разве не медучреждение должно отправлять образцы на исследование? – уточнила женщина у врача.

– У нас банально нет транспорта, – прозвучало в ответ.

Утром сын потерпевшей отвез пробирку в самарскую лабораторию, а вечером ему сообщили, что клещ энцефалитный. Несложно, думаю, представить всю гамму чувств, которую испытали женщина и ее родственники.

Через неделю уже дочь Лидии Ильиничны, вернувшись с прогулки (ходила возле школы № 34), почувствовала неладное. Проверила – точно, клещ. Ее муж решил не терять драгоценное время: быстро изучил по интернету способы удаления паразитов, извлек клеща и, еще живого, отвез в травмпункт. Там супругов проинструктировали и, выдав пробирку для «пленника», рекомендовали самим отвезти его в Самару.

– К счастью, паразит оказался не энцефалитным. Но в травмпункте дочери рассказали, что недавно удаляли клеща у мальчика, который учится в школе № 34. На теле ребенка появилась даже сыпь. Еще пример. У нас соседка, врач по специальности, любит с собакой гулять возле той школы. Недавно возвращалась с прогулки в белой куртке и в лифте нашего дома на своем рукаве увидела клеща. Произошло это случайно, просто соседка посмотрела в зеркало…

Лидия Ильинична – человек с активной жизненной позицией. Она дозвонилась до руководителя одного из департаментов министерства здравоохранения области и стала задавать неудобные для чиновника вопросы: почему жители губернии должны сами возить клещей в самарскую лабораторию? Почему в Тольятти упразднили департамент здравоохранения и теперь даже самые мелкие проблемы надо решать в Самаре?

Невразумительные по своей сути ответы не устроили Мажорову. Тогда она позвонила на горячую линию министерства здравоохранения страны, надеясь, что хоть в Москве смогут что-то прояснить. Увы!

– Ожидая соединения, я просидела с трубкой 40 минут. Когда у меня почти отвалилось ухо,  положила трубку. Не нужны мы министерским чиновникам со своими вопросами. Тогда зачем в демократию играть, объявляя о горячей линии?

– А как чувствует себя ваша сестра? Принимает лекарства? Госпитализирована?

– На даче она, какая госпитализация. Лекарства принимает, но надо уточнить, что именно. Я тут хотела с ней поговорить, не берет трубку. У сестры есть одна особенность: оставляет сотовый на втором этаже, когда работает на участке.

– А вас, Лидия Ильинична, клещи кусали?

– Нет.

– Я почему спросил: меня кусали много раз, но было это в жигулевских лесах. Там их очень много. Не знаю, как сейчас, не уточнял, но раньше работники заповедника специально выходили на опасные участки и по количеству снятых с себя лесных паразитов подсчитывали, как меняется их популяция.

– Я где-то читала, что клещи, живущие в городе, опаснее лесных, потому что постоянно мутируют, приспосабливаются к агрессивной для них среде. А может, это только гипотеза.

– В любом случае в Тольятти практически перестали опылять городские леса. Местные власти, ссылаясь на дефицит средств, не хотят бороться с разносчиками опасного заболевания.

До обращения Мажоровой в редакцию звонили и другие горожане, удивленные нашествием клещей. Я обратил внимание, что этих паразитов все называли насекомыми. Да что простые горожане, один из заместителей мэра тоже называл клещей насекомыми. На самом деле это паукообразные. Если мы заглянем в многотомник Альфреда Брэма «Жизнь животных», то узнаем, что клещи относятся к отряду слитнотелых пауков.

Вот одно актуальное и сегодня предложение: «Присосавшегося клеща нельзя вытащить неповрежденным: если его начать вытаскивать, то все ротовые части отрываются и остаются в ранке».

Приятного, конечно, мало, но лучше об этом знать и не игнорировать хотя бы травмпункты.

А тем временем
Новая сезонная напасть появилась в Тольятти – вороны атакуют горожан. Люди, боясь получить травму, с непривычки пугаются и почему-то считают, что «каркуши» сошли с ума. Хотя дело не в уме, которого у ворон нет или совсем мало. Все гораздо проще: сейчас воронята учатся летать, а взрослые птицы их оберегают от всевозможных опасностей.
При агрессивном поведении вороны, советуют специалисты, надо быстро покинуть это место. Как правило, это примерно 20 метров. Отогнав от гнезда или птенца, ворона не станет вас преследовать.

Сергей Русов, «Вольный город», № 22 (1099) 10.06.16

ползет по коже клещ

фото: courier.crimea.ua

фото: из открытых источников