Когда на смену холодным затяжным дождям придут снегопады и обледенеют дороги, потребуется много песка для безопасности движения транспорта. А много – это сколько? Для примера возьмем «наш» участок федеральной трассы М-5: на его содержание в зимнее время требуется 12 тысяч тонн песка. Где такие объемы – там большие деньги, где, соответственно, большие деньги, там – корыстные преступления.

Не совсем обычное уголовное дело рассмотрел недавно суд Комсомольского района. На скамье подсудимых оказался самарский коммерсант Александр Шубин, несколько лет торговавший тольяттинским песком, добытым из карьера на Жигулевском море. В качестве ориентира может служить тубдиспансер, который знают многие горожане.
Александру Шубину 38 лет, образование высшее, юридически не судим, то есть прежняя судимость погашена. Раньше работал в Самаре менеджером по продаже автозапчастей, потом учредил со знакомыми ООО «ПСК+», где стал директором. Полностью новая фирма называется так: «Производственная строительная компания плюс». Один из учредителей, Олег Келаров, заявил, что в общей сложности отдал Шубину полтора миллиона рублей, чтобы тот утряс все проблемы, связанные с разработкой и добычей строительного песка. Никаких дивидендов с вложенных в карьер денег он не получил.

Год назад Келаров приезжал в Тольятти, чтобы посмотреть, идет ли добыча песка. Учетчик карьера ему пожаловался, что поток грузовиков невелик, соответственно, доходов нет. Не знаю, поверил ему Олег Владимирович или нет, но похожие показания дала и Ольга Шевченко. Это третий учредитель фирмы (Шевченко и Келаров – по 40% доли в уставном капитале, Шубин – 20).

– Я несколько раз была на карьере, приезжала фотографироваться. Вид там очень красивый, – с женской непосредственностью рассказала Ольга Васильевна.
Места там действительно красивые. И денежные, если рыть только в одном направлении – в сторону своего кармана.

По версии следствия, которая нашла подтверждение в суде, Александр Шубин в министерство лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области подал заявку на участие в аукционе. Через два месяца ПСК+ получила лицензию на право пользования недрами участка «Зеленовский-2» (так официально называется песчаный карьер). Вместе с лицензией были и «обязательные для исполнения требования». А именно: в течение двух лет провести поисково-оценочные работы, разработать и согласовать проектную документацию и так далее.

Что сделал Шубин? Не стал заморачиваться с бумагами, а банально организовал добычу и продажу песка, используя арендованную технику и труд наемных работников. Вот что рассказал тракторист Роман Нуретдинов:

– Эту работу я нашел по объявлению. Меня познакомили с молодым мужчиной, который назвался Леонидом. У него еще была «Хонда-Аккорд» белого цвета. Леонид, как прораб, сидел либо в беседке, либо в иномарке. По сложившейся традиции все переговоры с покупателями вел только он. Я знал: если грузовик въехал в карьер, значит, прораб его пропустил. В этом случае я должен копать ковшом трактора песок и грузить его в машину. Расчеты за песок водители или покупатели вели только с Леонидом…
Еще Нуретдинов сообщил, что у него была шестидневная рабочая неделя, приходить в карьер требовали к 8 часам. Заканчивалась погрузка в 18:00. В день он обычно загружал песком один-два грузовика. За все про все ему обещали ежемесячно платить по 30 тысяч рублей.

В целом карьер имеет овальную форму, но разделен на две неравные части. Максимальная глубина – примерно с пятиэтажный дом. Сначала тракторист работал в карьере поменьше, потом Леонид велел ему переехать на другое место, где был почище песок.

В ходе расследования уголовного дела, естественно, нашли этого прораба. Леонид Бакурин был допрошен как свидетель. Он рассказал, что Александр Шубин, обещая зарплату в 20 тысяч рублей, предложил поработать учетчиком машин и смотрителем карьера. По сути это одно и то же, поскольку надо было считать грузовики с песком. Если вдруг приезжали частники, то им следовало продавать песок из расчета 70 рублей за тонну.

Работал Бакурин без заключения трудового договора и первое время радовался, потому что нуждался в деньгах. Какой был грузооборот?

– В день могли приехать 10-15 машин государственных предприятий, а потом до конца недели никто не приезжал. То же самое с частниками. Не было какой-то строгой периодичности, – ответил Бакурин.

– А куда вы девали полученные от продажи песка деньги?

– Отдавал либо Шубину, либо молодому человеку, который приезжал от него. Иногда директор просил оставить выручку под камнем возле столика. С вырученных денег часть я забирал себе – в счет зарплаты. Это было тоже по договоренности с Шубиным, – ответил смотритель карьера.

Еще он попросил следствие, чтобы его оградили от очных ставок и встреч с директором. Дело в том, что после допроса Шубин весь май искал встречи с ним, чтобы Бакурин изменил показания. В том числе задействовал свою жену, чтобы она пообщалась с супругой Леонида и убедила принять предложение.

Шубину было что терять. Фирма под его руководством незаконно добыла 211 479 тонн строительного песка, в деньгах – это без малого 16 миллионов рублей. Кстати, ущерб нанесен не городскому округу Тольятти, а распорядителю недр – областному министерству лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования.

Обвинили Шубина по двум статьям Уголовного кодекса: злоупотребление полномочиями и отмывание денежных средств. В содеянном он официально раскаялся, пообещав загладить причиненный вред и впредь подобного не совершать. Когда возбуждалось уголовное дело, Александр назвал себя женатым, а в суде он фигурировал уже холостым. То ли это формальности, которым Шубин не придал значение, то ли решил подстраховаться, став разведенным и не имеющим никакого имущества. Некоторые обвиняемые так делают, опасаясь советского термина «конфискация имущества».

При этом директор песчаной фирмы, вероятно с подачи адвоката, усиленно искал смягчающие наказание обстоятельства. Вот цитата из приговора: «Перелом пяточной кости у гражданской жены подсудимого и наличие у него в анализе крови отклонений не оказывают влияние на общественную опасность преступлений, личность подсудимого и наказание».

Исполняющий обязанности заместителя прокурора Комсомольского района Анастасия Толстова, поддерживавшая государственное обвинение, предложила лишить Шубина свободы на три года. Суд приговорил его к двум с половиной годам колонии общего режима. Директора, до последнего надеявшегося на чудо, взяли под стражу в зале суда.

А как же нанесенный ущерб? Кто и как его станет возмещать? Во-первых, минлесхоз области грозился вчинить Шубину многомиллионный иск. Во-вторых, суд не стал снимать арест с иномарки коммерсанта. И хотя его «Инфинити» уже 10 лет, миллион, а то и больше с продажи можно выручить.

P. S.  На днях я специально ездил к карьеру, чтобы посмотреть, ведется ли там погрузка песка. Ведется! За полчаса три пустых грузовика спустились в огромный котлован, где сновал желтый трактор с ковшом. Хочется верить, что теперь здесь работают без обмана.

речной песок держат на ладони
Сергей Русов, «Вольный город»

фото: из открытых источников