Член террористической организации купил гражданство РФ в Тольятти

По-разному ведут себя подсудимые, которые раньше были при должности и носили погоны. Одни хитрят, изворачиваются, другие цепляются к любой мелочи, третьи апатично смотрят на происходящее, как будто их оно не касается. Практически нет ни одного, кто бы встал и сказал:
– Я виноват, судите меня, как велит закон…

Член экстремистской организации

Кто на этот раз оказался на скамье подсудимых? Бывший инспектор миграционной службы Елена Антонова, помогавшая гастарбайтерам побыстрее получить российское гражданство. Родилась Елена Алексеевна в Тольятти, по национальности русская, образование высшее, возраст – 44 года. Семейное положение за время расследования уголовного дела изменилось: сначала она говорила, что замужем, потом – разведена.

В систему федеральной миграционной службы  Антонова попала в 1999 году. Первое место работы – отделение УФМС по Центральному району. Затем ее прикомандировали к отделению по Ставропольскому району, которое расположено тоже в Тольятти, на улице Лесной. Сотрудником она считалась опытным, имела звание капитана внутренней службы.

В чем ее обвинили? В том, что, будучи должностным лицом, вносила заведомо ложные сведения в документы. Соответственно, это повлекло незаконное приобретение гражданства Российской Федерации.

Согласно действующему законодательству, кандидаты в граждане России должны сами подавать документы, а инспекторы ФМС – проверять каждую бумагу. Антонова сделала проще: документы принимала у посредников и, ничего не проверяя, расписывалась, что изложенные гастарбайтерами сведения соответствуют действительности.  А еще – формировала дела для упрощенного получения гражданства. В итоге стал россиянином Улугбек Игамбердиев. В нашу страну он приехал из Киргизии и осел… в Новокуйбышевске. С Фаррухом Сидиковым вышло еще интереснее. Будучи членом экстремистской организации, он перебрался из Таджикистана в Москву, где стал Тимуром Абдуллаевым. И вот инспектор Антонова помогла этому «москвичу» стать гражданином России.

Оказавшись подозреваемой, Елена Алексеевна признала, что, нарушая закон, дважды принимала документы от посредников.

– Почему? – спросили ее.

– Не могу пояснить, – ответила она, тут же добавив, что никакой заинтересованности у нее не было: денег никто не предлагал и не передавал.

Позже Антонова заявила, что во время первого допроса у нее было повышенное давление, поэтому свои мысли не смогла выразить должным образом. Вероятно, следователь записал ее показания так, как понял сам. Текст она сама тоже читала, но смысл написанного… не поняла.

Прежние показания Антонова подтвердила частично, а на следующем допросе вообще отказалась отвечать на вопросы. Став обвиняемой, затем подсудимой, вину отрицала начисто: ничего в документы не вносила, расписывалась только за себя. И вообще, работу выполняла добросовестно, в рамках федерального законодательства и международных соглашений.

Показания «россиян»

Улугбек Игамбердиев рассказал, что родился в киргизском городе Жалалабат, где всегда существовали этнические проблемы. Киргизы притесняли узбеков, кроме того, там не было для них постоянной работы. Он переехал в Россию. За две недели в Самаре работу не нашел, через знакомых удалось устроиться в Новокуйбышевске. Был разнорабочим на стройке, жил без регистрации, где придется. Потом его свели с неким Адылом (опознан как Адилжан Керим-Ахунов). Все его называли Адыл-хаджи, потому что он был в Мекке – святом для мусульман городе.

Несмотря на хадж по святым местам, Адыл занимался сомнительной деятельностью – был посредником в оформлении миграционных документов. Игамбердиев подчеркнул, что Адыл забирал себе часть денег. За трехмесячную регистрацию киргизский узбек платил посреднику 2 000 рублей, удивляясь, почему тот постоянно уходит от разговора насчет оформления гражданства. Вероятно, гастарбайтер не догадывался, что посреднику так выгоднее зарабатывать деньги.

– За получение российского гражданства я заплатил Адылу 20 тысяч рублей, причем половину – возле здания на улице Лесной, – вспомнил свидетель.

Получив паспорт гражданина РФ, он оформил временную регистрацию, которую потом продлевал. Когда поехал в Красноармейский район (!) снова продлевать регистрацию, у него в отделении миграционной службы забрали паспорт и свидетельство, велев немедленно ехать в Тольятти. Здесь Игамбердиеву сообщили, что он лишен российского гражданства.

У Фарруха Сидикова своя история. На допросе он сообщил, что еще в 2004 году принял присягу члена «Хизб-ут-Тахрир». На тот момент ему было известно, что организация на всей территории Таджикистана находится под запретом как террористическая и экстремистская. Тем не менее он стал ее сторонником, а затем активным членом.

Понимая, что может быть арестован, перебрался в Москву, где снимал квартиру. Там же печатал листовки и брошюры «Хизб-ут-Тахрир», которые распространял в столице. Объявленный в межгосударственный розыск, Сидиков в конце концов был задержан и осужден в Москве за разжигание национальной ненависти и розни.

По поводу гражданства Сидиков пояснил, что в Москве, заметая следы, через знакомого купил паспорт Тимура Абдуллаева. За 15 тысяч рублей он стал гражданином Киргизии и на два с половиной года моложе. Затем его познакомили с Адылом, тот сразу сказал, что в Москве оформить российское гражданство трудно и дорого, надо ехать в Тольятти, где давно налажены связи. Фаррух поехал, пробыв в нашем городе три дня. Этого времени вполне хватило, чтобы получить паспорт гражданина РФ.

– Сколько вы заплатили и кому?

– Я отдал Адылу 20 тысяч. В паспортном столе был только один раз, когда получал документ, – ответил лже-Абдуллаев, который тоже был лишен российского гражданства.

Государственное обвинение в суде поддерживал представитель прокуратуры Центрального района. Он подчеркнул, что действия бывшего инспектора квалифицированы правильно и нет оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую.

Суд приговорил Антонову к трем годам условно, а затем амнистировал. Напомню, амнистия была в связи с 20-летием принятия конституции страны. Жительница Ставропольского района имеет малолетнего ребенка (дочери – 22 года, сыну – 5 лет), совершила преступление до объявления об амнистии, за которое предусмотрено наказание до 5 лет лишения свободы. Кроме того, ранее была несудима. То есть совпали все параметры.

Повезло, если, конечно, можно назвать везением многочисленные допросы и нервотрепку, обыски на службе и дома, потерю работы. Да  и статус амнистированной так себе: совершившая преступление, но официально не наказанная за это.

мигранты с паспортами

фото: polytika.ru

Сергей Русов, газета «Вольный город»

фото: из открытых источников