Среди тольяттинских ветеранов спорта Александр Клинов хорошо известен. Работая на ВАЗе, он не только успевал тренироваться, но и, приняв участие в 13 любительских чемпионатах мира по лыжным гонкам, завоевал целую россыпь различных медалей. Сейчас этот выдающийся спортсмен, объехавший половину мира, устроился работать на «Тольяттиазот», так как на автомобильном заводе оказался не нужен.

Мы встретились с Александром на лыжной базе Нового города через несколько дней после его возвращения из Сыктывкара, с очередного чемпионата мира. Медали завоевать не удалось, и этот факт Клинова явно расстроил.

– Так получилось, что впервые за много лет я на чемпионате мира ничего не выиграл. Из-за того, что менял работу, не получалось тренироваться по максимуму, и в итоге оказался готов не лучшим образом. Хотя в Сыктывкаре я уже не первый раз, трассу эту знаю, да и с большинством соперников уже много раз встречались на лыжне, но… Кстати, иностранных спортсменов на этот раз было очень мало. Они почему-то боятся к нам ехать. Может быть из-за Украины…

– Не спрашивал о политике у тех иностранцев, кто все-таки приехал?

– Нет, не спрашивал. В нашей группе были норвежец и швейцарец, так мы с ними просто поздоровались. Помню, как на одном из чемпионатов разговорился с итальянцем, который каждый год занимал первые места. Спросил: «Энгларо, как тебе это удается?» А он ответил: «Живу в горах на высоте 2,5 километра, имею свой отель, тренируюсь каждый день». В общем, у них там все по-другому…

– Шансы на медали в Сыктывкаре были?

– После забега на 30 километров, где я финишировал одиннадцатым, решил пропустить короткую гонку, чтобы лучше подготовиться к марафону, однако выше 6-го места на 45-километровке подняться не смог, причем проиграл победителю прилично – около десяти минут. Поначалу держался в лидирующей группе, но потом чувствую – не тяну! Теперь вот сидит внутри заноза, что без медалей остался. Зато Дима Шестопалов (ему, кстати, 29 марта исполнилось 40 лет – прим. авт.), с которым мы вместе на ВАЗе работали, четыре золотых медали завоевал! Он кстати, сейчас тоже на «Тольяттиазот» устраивается.

– Да? Интересно, с чем связан этот массовый переход лыжников-любителей?

– Не нужны стали. Я работал ремонтником, а потом пришел Андерссон и людей стали сокращать… Меня сначала в монтажники перевели, зарплату понизили, можно сказать, что вынудили уйти… Устроился на «Тольяттиазот» и сейчас там работаю, на шестом агрегате.

– Тоже ремонтником? Не слишком ли разный профиль у предприятий?

– Разный. Пришлось немного подучиться под руководством опытного наставника. Но я ничуть не сожалею, поскольку коллектив на ТоАЗе очень хороший. Если что-то не получается – ребята без проблем помогут. Да и с доставкой на работу из Нового города проблем нет: утром заводской автобус забирает – вечером привозит.

– Кстати, в январе вы помогли «Тольяттиазоту» выиграть областную межотраслевую спартакиаду в Самаре, а потом стали лучшим на лыжном марафоне «Сокольи горы». Получается, что пик формы пришелся на первый месяц года?

– Сложно сказать, ведь я и марафон-то выиграл с большим трудом. Было время, когда я и более молодых легко обыгрывал… Ничего, сейчас с работой все утряслось, так что войду в колею и надеюсь, что буду снова побеждать. В следующем году будет чемпионат мира в Финляндии, где очень хочу выступить.

– А вообще, в каких странах вам довелось побывать?

– В США, Канаде, Австрии, Швеции, Финляндии (это был самый удачный чемпионат, где удалось завоевать сразу 4 медали), Италии, Франции и Германии. В основном спонсировал завод, ведь на нашу зарплату особо не разъездишься…

– Где больше всего понравилось?

– Мне, как лыжнику, больше всего запомнился шведский Фалун, а именно знаменитый лыжный 90-километровый марафон «Васалоппет», в котором пару раз довелось участвовать. Когда первый раз туда приехал в 1997 году, мне дали номер 13573, а всего стартовало почти 20 тысяч человек. В итоге пришел к финишу 150-м, а среди россиян был третьим. Еще запомнился 50-километровый марафон в Канаде, где я пришел первым среди трех с половиной тысяч участников.

– Кстати, о марафонах. Не секрет, что выдержать на лыжне 50 километров (и уж тем более 90) сможет далеко не каждый. Можете вспомнить свои ощущения на дистанции?

– Бывало, что где-то после 35 километров начиналось какое-то помутнение в голове и последнюю часть дистанции бежал уже чисто автоматически. А вообще, большинство спортсменов долго готовятся и к таким серьезным нагрузкам относятся спокойно. Потом, правда, нужно время на восстановление. Не случайно на чемпионатах мира дистанцию 30 километров бегут в первый день, а 50-километровку – в последний, примерно через неделю.

– Условия для тренировок в Тольятти нормальные? Все-таки лыжный комплекс устарел…

– На самом деле обидно, ведь такие традиции у нас в лыжном спорте! У нас тут депутаты приходят на лыжах кататься, так что иногда общаемся. Много лет обещают реконструкцию, но, наверное, так и не дождемся. Не хватает финансирования, да и земля здесь непонятно чья… А когда лес сгорел – совсем как-то тоскливо стало, ведь часть трассы сейчас проходит по пустырю. Выезжаешь туда – и сразу ветер в лицо, лыжня снегом занесена…

– Чем занимаются лыжники в межсезонье? Ведь снег у нас выпадает в середине декабря, а тает к концу марта. Получается всего два с половиной месяца полноценных стартов и тренировок…

– Катаемся на лыжероллерах, правда, в Тольятти это довольно опасное занятие. На свой страх и риск ездим по так называемой «аллее любви» (дорога, идущая параллельно набережной – прим. авт.), где постоянно гоняет молодежь на машинах. Сколько случаев было! Кому-то бампером колено разбили, а меня один раз легковушка прижала к бордюру, так что вынужден был на землю прыгать с дороги. А в Сызрани вообще мальчишку на лыжероллерах насмерть КамАЗом сбило. Кататься-то негде людям.

– Насколько лыжные гонки являются дорогим увлечением?

– Как вы думаете, сколько стоят мои лыжи?

– Тысяч пять…

– Нет, дороже. Вообще новые лыжи стоят от 25 тысяч. Плюс ботинки (12-13 тысяч), палки (10 тысяч), порошки, комбинезон, мази и так далее. Получается весьма приличная сумма.

– На соревнования приезжаете со своими лыжами? Полиция интересуется, что у вас в чехле?

– У нас нет, а вот за границей, особенно в аэропортах, по прилете, почти всегда проверяют. Их интересует, не положили ли в чехол что-то кроме лыж. Продукты, например.

– Не пускают со своими продуктами? Прямо как в эпизоде про карантин из фильма «Брат-2»…

– Один раз я вез с собой (правда, не вместе с лыжами, а в сумке) мед, который положил в банку из-под помидоров. Они смотрят – на этикетке нарисован томат и начинают махать руками: мол, нет, запрещено. А я не знаю, как «мед» по-английски и начинаю жужжать. Насмешил, наверное, пол-аэропорта. Потом открыли – посмотрели и вернули. А один мужик (может быть, украинец) прямо в ботинок засунул кусок сала. Таможенники нашли и заставили выбросить.

тоаз тольяттиазот

фото: www.wellnews.ru

Андрей Липов, газета «Вольный город»

фото: из открытых источников