Человек в чёрном котелке

В Тольяттинском художественном музее открылась выставка Рене Магритта.

Помните фильм «Афера Томаса Крауна»? Там персонаж экс-агента-007 Пирса Броснана – эксцентричный миллиардер похищает полотна великих мастеров для собственного развлечения? В кабинете у Крауна висела картина «Сын человеческий» Рене Магритта. Цветную литографию этой работы и еще 47 шедевров бельгийского художника можно увидеть в Тольяттинском художественном музее до 4 октября. Бельгийский художник-сюрреалист Рене Магритт – один из самых загадочных мастеров XX века, работавший в одно время с такими прославленными живописцами, как Сальвадор Дали, Хуан Миро, Макс Эрнст.

На открытии выставки «Вероломство образов» состоялся диалог по скайпу с куратором коллекции литографий, искусствоведом «Арт-центра в Перинных рядах» (Санкт-Петербург) Ренатой Коряковой. Рената рассказала, что работ Магритта в музеях практически нет, все они находятся в частных коллекциях. Хорошие люди приняли решение сделать литографии самых известных произведений мастера, и вуаля! – перед нами прекрасные литографии из частных европейских коллекций. Качество просто потрясает!

зрители слушают экскурсавода
На картине изображено яблоко, а название работы «Это не яблоко», то же самое с курительной трубкой… «Видимое таковым не является», – провозгласил Рене Магритт, предлагая зрителю ответить на вопрос: что будет, если соединить вместе яблоко и венецианскую маску? Паровоз и камин? Облако и дверь? Гиперреальные изображения предметов, которые не являются сами собой, завораживают, предлагают поразмыслить или домыслить образы. Магритт иногда упрощал, изрекая: «Конечно, это не яблоко, вы ведь не можете его взять и съесть?» Но все гораздо сложнее. Будучи, по сути, сюрреалистом, художник не похож на собратьев по цеху (хотя в начале творческого пути он делал разные по стилю работы, и свой «почерк» у Магритта сложился не сразу), у него нет болезненной эксцентричности, но много парадоксов, пугающей пустоты вроде бы понятной нам природы вещей. В его мире камни летают, а наверху такого камня легко может расположиться город, дыру в пространстве вырезает силуэт мужчины в черном пальто и черном котелке. Эти образы стали знаковым явлением в культуре XX века, перешли в рекламу, вытеснив красоток. Кстати, и об эксплуатации женской сексуальности Магритт тоже высказывался.

По одним данным, Рене Магритт дружил с Сальвадором Дали и признавал учение Зигмунда Фрейда, по другим – наоборот. Точно известно, что он был скромным человеком в черном котелке и черном пальто, выглядел как буржуа, и всю жизнь прожил с одной женой. Все работы Магритта имеют названия, не функциональные, как, например, «Композиция № 63», а парадоксально-поэтичные – художник очень любил литературу. «Названия выбраны таким образом, что они не дают поместить мои картины в область привычного, туда, где автоматизм мысли непременно сработает, чтобы предотвратить беспокойство», – объяснял Магритт. Названия почти всегда никак на первый взгляд не связаны с самим изображением. «Лучший заголовок картины – поэтический. Он ничему не должен учить, а вместо этого – удивлять и завораживать». Художник постоянно играет с желанием зрителя заглянуть «за», увидеть сокрытое, и именно эта игра интригует и притягивает к картинам Магритта вновь и вновь.

Цитата

«Интересное в этих картинах – это внезапно ворвавшееся в наше сознание присутствие открытого видимого и скрытого видимого, которые в природе никогда друг от друга не отделяются. Видимое всегда прячет за собой еще одно видимое. Мои картины просто выявляют такое положение вещей непосредственным и неожиданным образом».
Рене Магритт.

зрители обсуждают картины
текст и фото: Елена Кочева, “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников