АвтоВАЗ: К Дню машиностроителя

Накануне Дня машиностроителя мы вновь решили встретиться с ветераном ВАЗа Юрием Целиковым, правда, заранее договорились совместно искать больше позитива. Понятно, что поводы для критики есть всегда (особенно когда у предприятия миллиардные убытки), однако праздник есть праздник, да и не всегда можно однозначно найти виновных в существующих проблемах.

– Наше предприятие по сути стало зеркалом российской экономики, – сказал Юрий Кузьмич. – Автопром – это ведь не только машиностроение, но и химия, легкая промышленность, другие отрасли. К примеру, в свое время страна сильно отставала в плане производства моторных масел, пластмассовых изделий, однако строительство ВАЗа дало толчок развитию связанных с ним производств. Когда рухнул Советский Союз, наш автозавод по инерции сохранял за собой ведущую роль в поддержании остатков отечественного машиностроения, однако постепенная эволюция привела к тому, что мы вошли (благодаря в первую очередь компании «Рено») в глобальную систему автопрома, где иные подходы и требования к деятельности.

– Оценку деятельности Николя Мора дать можете?

– Главное, что есть движение вперед. Хоть не так активно, как раньше, но запускаются в производство новые модели (или модификации на базе «Весты»), удалось сохранить спортивные направления. Если говорить о президенте конкретно, то мне очень нравится, что он учит русский язык. Читает, правда, по бумажке, вызывая улыбки окружающих, но чувствуется, что познания он улучшил. Хочется пожелать вазовскому руководству больше смелости и чтобы не утаивали возникающие проблемы. Главное – убедить высшее (видимо, парижское, – прим. авт.) руководство в том, что необходимо увеличить программу сборки автомобилей под брендом «Лада».

– Настроение в преддверии праздника позитивное?

– С приходом Игоря Комарова, а потом Бу Андрессона завод сделал огромный скачок в плане обновления продукции. «Веста» и «Икс Рей» удивили многих, ну а «Гранта» продолжает оставаться лидером продаж ввиду своей надежности и относительной дешевизны. Мы могли бы вообще не упускать первое место, поскольку в России сколько бы «Грант» ни произвели – все они будут распроданы. Не застаивается эта модель на товарных площадках у дилеров.

– В связи с этим немного настораживает, что руководство ВАЗа пока не делает громких заявлений относительно того, какая же модель придет на смену «Гранте» в этой ценовой нише…

– Не исключено, что, как и в случае с «Калиной», это будет улучшенная модель, внешне схожая с предыдущей. «Гранту» вполне можно доработать, изменив кое-что во внешнем виде («макияж» от Стива Маттина) и внутри, продлив ей жизнь еще на много лет. Конструктора уже высказывали на этот счет свои предложения. Беспокоит другое. Модель ведь изначально позиционировалась как бюджетный автомобиль, и стоимость в свое время начиналась с 228 тысяч рублей. Сейчас цена увеличилась почти на 100 тысяч, то есть постепенно её выдавливают в другую ценовую категорию. Делать этого категорически нельзя, поскольку освободившуюся нишу быстренько займут китайские модели.

Недорогие машины будут востребованы, поскольку вряд ли в ближайшие 10 лет нас ждут глобальные изменения дорожной сети. Те магистрали, которые сейчас есть в России, приходится ремонтировать очень часто, их качество оставляет желать лучшего. Это ведь своеобразный банно-прачечный комбинат по отмыву денег при строительстве и ремонте дорог, а страдают прежде всего автомобилисты.

В общем «Гранту» нужно развивать. Мы бы тогда легко перешагнули цифру в 20 процентов доли отечественного авторынка и ускорили темпы погашения убытков.

– Так кто же этому мешает?

– В том числе и поставщики комплектующих. Согласно отчету вазовского профсоюза за первое полугодие, некомплектная сборка составила 20153 автомобиля. Много. Это говорит о том, что качество деталей зачастую оставляет желать лучшего. В свое время Бу Андерссона напрасно ругали за то, что он поддерживает надежных поставщиков. Это ведь очень умная мысль, и хорошо, если до неё дойдут и в нашем правительстве. А то поддерживают иностранных автопроизводителей, а заводам, делающим комплектующие детали для ВАЗа, помогают плохо. Им ведь тоже нужны льготы. К сожалению, решение этого вопроса не в компетенции Николя Мора, да и позиции совета директоров в последнее время ослабли. Помните, я в свое время ругал Чемезова?

– Да, помню…

– Теперь вот говорю: сильной руки Сергея Викторовича очень не хватает в нынешнем совете директоров. Оказалось, что после его ухода решать вазовские проблемы на высоком правительственном уровне просто некому. Часть акций ВАЗа купил миллиардер Михаил Прохоров, однако он до сих пор ничем себя не проявил в совете директоров. Все ждали, что он поставит туда своих людей, но этого не произошло.

– Не жалеете, что завод больше не будет таким, как раньше?

– Помните, как там у Губермана?

Нет вовсе смысла втихомолку
Грустить, что с возрастом потух.
Но несравненно меньше толку
На это жаловаться вслух.

Это я к тому, что нет смысла грустить о том, что было построено во времена СССР, жалуясь на Бу Андерссона или Николя Мора. Когда строили ВАЗ, на автомобили был страшный дефицит. К нам сюда ехали артисты, ученые, спортсмены с одной единственной мечтой – купить машину и желательно новую. А теперь у всех этих артистов доходы такие, что есть возможность покупать самые дорогие иномарки. То же самое можно сказать про политиков и остальные обеспеченные категории граждан. Никто из них поддерживать Волжский автозавод не хочет. Надо было, как в Китае, делать – вводить 100-процентный таможенный сбор на ввоз иномарок, чтобы покупали лишь те, которые на территории России собирают.

– Начался выпуск кроссовой модификации «Весты». Машина весьма симпатичная, но поговаривают, что стоить она будет не менее 800 тысяч рублей…

– Благодаря имиджу Стива Маттина (главного дизайнера ВАЗа, – прим. авт.), наши машины стали восприниматься гораздо позитивнее. Ну да, дорогая она… Тем не менее своего покупателя «Веста кросс» обязательно найдет, хотя это, конечно же, не массовый автомобиль. Вы знаете, что 70 процентов авторынка составляют именно дорогие машины?

– Что-то подобное слышал…

– По количеству проданных машин мы впереди со своими 20 процентами, а вот по объемам вырученных средств значительно уступаем лидерам.

– Намекаете, что акцент нужно все-таки делать на более дорогие модели?

– Так этот акцент уже делается. Вы же сами только что сказали про «Весту кросс» за 800 тысяч.

– А как относитесь к идее сделать на базе «Весты» внедорожник?

– Насколько мне известно, руководство ВАЗа давно уже болеет идеей выпуска нового внедорожника. У них ведь белая зависть к нашей модели «Лада 4х4» (бывшей «Ниве»), которая до сих пор остается востребованной на рынке. Наверняка на базе «Весты» можно сделать вполне хороший внедорожник, правда, из официальных источников я о такой идее пока не слышал.

– Автомобиль в России – это роскошь или средство передвижения?

– Я почти всю жизнь за рулем, так что ответ очевиден. А вообще в этом году количество автотранспорта в России перевалило отметку в 50 миллионов. Здесь, правда, учитываются не только легковушки, но и автобусы, служебные машины, трактора и так далее, однако все равно солидно. Получается, что у каждого третьего жителя страны, включая младенцев и пенсионеров, есть автомобиль.

– Или автобус…

– Да… Или пожарная машина. Кстати, в свое время на ВАЗе выпускали модификацию «Нивы», предназначенную именно для этих целей. Так вот я и подумал: неплохо было бы реанимировать проект. Пожаров в России ежегодно очень много, так что эти автомобили очень подошли бы для сельской местности, для нужд МЧС, лесничеств и добровольных пожарных дружин. У них ведь хорошая проходимость, габариты меньше, а значит, есть возможность добраться по лесным дорогам туда, где большая пожарная машина не проедет. Мы ведь эти машины Шойгу показывали и Примакову. Они восхищались, однако активной помощи не оказали. Пусть тогда нынешние депутаты Госдумы – Владимир Бокк и Леонид Калашников – займутся этим вопросом. Они ведь использовали в предвыборной кампании лозунг: «Спасем завод – спасем город!».

– Знаю, что в совете ветеранов ВАЗа, в который вы тоже входите, недавно произошли кадровые перестановки…

– Да. Александр Ясинский утвержден почетным руководителем, а председателем стал Николай Карагин, знакомый большинству вазовцев по профсоюзной работе. Он бодр, полон сил, работает по пять дней в неделю, так что деятельность совета ветеранов заметно оживилась. Меня утвердили заместителем председателя, работы впереди много. Периодически на прием приходят люди, делятся проблемами. Недавно вот были бывшие работники РЭЦ (ремонтно-эксплуатационного цеха), жаловавшиеся на то, что резко сокращены расходы на текущий ремонт оборудования. При Викторе Полякове надзор за электросетями был очень жестким, поскольку любое короткое замыкание может привести к пожару. Сейчас же ситуация удручающая, ведь не хватает людей, способных провести ремонтные работы повышенной опасности. К примеру, электрические датчики по контролю за вентиляций поснимали, замотали провода изолентой, и теперь всё болтается… Дошло до того, что проблемными стали такие моменты, как замена ламп, электросветильников, ремонт выключателей, розеток, щитков, прокладка кабелей… Руководству ВАЗа стоит обратить на это внимание.

– Предлагаю немного поговорить о городских делах. Позитивных перемен в Тольятти ждете?

– Жду, причем уже более 25 лет (смеется, – прим. авт.). Сейчас, правда, надежд больше, поскольку немалые средства федералы выделили к 50-летию празднования выпуска первого автомобиля на ВАЗе. Возле парка Победы уже начали строить сквер с мемориалом, да и набережную обещают, наконец, привести в надлежащий вид. Жду. Сейчас вот новый асфальт кладут возле дома – тоже радость. Будет хорошо, если помимо дорог городские власти обратят внимание и на подземные переходы. Во всех крупных городах они есть в большом количестве, а у нас осталось всего два работающих (на улице Свердлова между 1-м и 2-м кварталами), а остальные заброшены.

– Как вам новый глава города Сергей Анташев?

– Сложно сказать, ведь еще мало времени прошло, чтобы выводы делать. Он ведь даже еще кадровые перестановки не закончил. Мы встретились с Анташевым на вручении премии «Люди города», причем он сам ко мне подошел и даже смеясь сказал, что Николя Мор ему на меня жаловался за критику. Меня поразило то, что он со сцены стихи читал, да и вообще говорит свободно, без бумажки, не уступая в этом плане Андрееву.

– В заключение не могу не спросить, следите ли вы за судьбой двух чехов, которые весной отправились в кругосветное путешествие на вазовской «копейке»?

– После Тольятти они отправились в Казахстан и Среднюю Азию, потом вернулись в Россию, доехав до Владивостока. Далее отправили машину по морю в Сан-Франциско, причем таможенники не поверили, что у них там «копейка» 1975 года выпуска, и вскрыли уже опломбированный 20-тонный контейнер. А в США еще одна проблема поджидала. У них на крыше четыре запасных колеса, а по американским таможенным правилам бесплатно можно только одно провозить. Пришлось платить.

В Мексике они сначала попали в аварию (им помяли левое переднее крыло), а позже в метро у них украли сотовые телефоны. Сейчас они продолжают путешествие в сторону Южной Америке. Обросли, отрастили бороды и усы. Видимо, экономят на бритье и стрижке. Я обратился к вице-президенту ВАЗа Яну Птачеку, чтобы он договорился по дипломатическим каналам о поддержке путешественников в Южной Америке. Как-никак соотечественники его.

Беседовал
Андрей Липов, «Вольный город Тольятти»

колесо конвеер сборка автовазОригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 37 (1165) 22.09.17
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

фото: из открытых источников