Андрей Крючков: Суд обязал мэрию создать муниципальное лесничество

В воскресенье – День работников леса. Накануне профессионального праздника я встретился с главным консультантом по тольяттинскому лесничеству министерства лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области, кандидатом географических наук Андреем Крючковым.

– Какая у вас длинная должность, Андрей Николаевич. А если как-то короче и понятнее для читателей? Вы главный лесничий Тольятти?

– Нет теперь такой должности. В результате реформирования лесного хозяйства и структур управления было создано два государственных учреждения. Первое – ГКУ СО  «Cамарские лесничества», куда и вошло тольяттинское. При этом тольяттинское лесничество возглавляет Анатолий Подгорнов, профессионал нашего дела и неравнодушный человек.
Второе бюджетное учреждение – ГБУ СО «Самаралес», в состав которого входит тольяттинское управление, возглавляемое Андреем Брыкиным. Андрей Федорович  – тоже опытный специалист и тоже переживает за судьбу городских лесов. Его управление находится на улице Тимирязева, тольяттинское лесничество, как и ставропольское, – на улице Горького.

– А чем принципиально отличаются эти учреждения?

– Тольяттинское лесничество ведет текущую деятельность по охране, защите и воспроизводству лесов. В ведении управления «Самаралеса» находятся госконтракты, связанные с охраной, защитой и вырубкой. Вся техника, оборудование – у них, у лесничества – только специалисты.

– Лесники?

– Да, лесники, мастера леса.

– Какое положение в этой структуре занимает ваша должность? А точнее – вы?

– Задача главного консультанта – чтобы на территории Тольятти соблюдалось лесное законодательство.

– То есть вы смотрящий за лесом?

– (Улыбается) Скорее лесной прокурор.

– Что сегодня собой представляют тольяттинские леса?

– Начнем с главного: они до сих пор не имеют правового статуса, потому что в свое время были выведены из состава лесного фонда Самарской области.

– А как так получилось, Андрей Николаевич?

– Когда стало меняться федеральное законодательство, в том числе Земельный, Лесной и Градостроительный кодексы, появилось понятие «городские леса». Но городским лесам нужно было придать правовой статус, например создать муниципальное лесничество. И заниматься этим должны были местные власти.
С 2008 года ничего не было сделано! Любой другой город был бы только рад такой большой зеленой зоне, как у нас.

– Любой другой, но не Тольятти?

– Да. Общая площадь тольяттинского лесничества составляет 7 979 гектаров, то есть треть территории города.

– В эти гектары входят и участки со сгоревшим лесом?

– Конечно, это общая площадь.

– Тайга на километры – так, по-моему, Ваенга поет. У нас масштабы не сибирские, но тоже впечатляет. Меня, знаете что удивляет? Сергей Андреев до мэрства был министром лесного хозяйства области, он по идее должен понимать и проблему, и способы ее решения. И тоже ничего не делает в этом направлении?

– Я скажу больше: летом в суде Центрального района рассматривалось гражданское дело о том, чтобы обязать мэрию создать муниципальное лесничество. Исковое заявление поступило от прокурора города. Так представитель мэрии возражала против удовлетворения исковых требований!

– Понятно. Создание муниципального лесничества – процедура долгая или достаточно одного распоряжения мэра?

– Нужно утвердить лесохозяйственный регламент, поставить на кадастровый учет земельные участки, занятые городскими лесами, и так далее. Этим надо серьезно заниматься, тратить определенные средства из местной казны, зато городской лес в конечном итоге получит надлежащую охрану, защиту и воспроизводство.
Суд обязал мэрию создать муниципальное лесничество, разработать и утвердить регламент, включить в реестр. Словом, решить весь круг вопросов.

– Что-то изменилось с момента вынесения судебного решения?

– Земельные участки надо поставить на кадастровый учет, этим должна заниматься специализированная организация. В сентябре состоялись торги. Выиграла фирма, оценившая свои услуги в 570 тысяч рублей.

– А начальная цена контракта?

– Шесть миллионов.

– «Упали» в десять раз! Вот это экономия бюджетных средств.

– Экономия, конечно, будет, но меня больше беспокоит другой момент: о какой точности измерений можно тут говорить…

– Из городского бюджета хоть что-то выделяется на содержание лесов?

– В этом году около шести миллионов.

– А надо?

– Ориентировочно 70-80 миллионов.

– Как идет восстановление леса? Этот вопрос волнует многих горожан.

– Лесные культуры высажены на площади 1 289 гектаров. Сотрудники тольяттинского лесничества постоянно проводят инвентаризацию.

– От чего зависит приживаемость сеянцев?

– От многих факторов: объемов посадки, качества посадочного материала (важно, из какого они региона), рельефа местности и так далее. Иногда бывает так: в первый год – хорошая приживаемость, а потом все погибает.

– Как вы относитесь к субботникам? Много шума из ничего или есть все-таки польза?

– Польза, безусловно, есть, но основную работу делают сотрудники лесничеств, она просто остается за кадром.

– Что лучше всего приживается в нашей местности? Я имею в виду породы деревьев.

– Сосна. У остальных пород – дуба, клена, ясеня, липы, осины – это зависит от почвы.

– Как-то акция была – каштаны сажали. Пиар?

– Каштаны не являются нашей лесообразующей породой и требуют многократного полива. Кедры тоже не относятся к лесообразующей породе… Я ответил на ваш вопрос?

– Конечно. Сколько живут сосны?

– Возраст технической спелости древесины у сосны – 80 лет. Живет это дерево 150-200 лет, иногда даже вдвое больше.

– На краю Шлюзового есть сосновый бор, там когда-то был парк, а теперь гибнут деревья. Сколько же им лет?

– Я знаю это место, возраст сосен там колеблется от 150 до 200 лет. Они гораздо старше тех хвойных деревьев, которые есть в парке Комсомольска.
Горожане часто спрашивают меня, каким будет лес на месте сгоревшего. Я отвечаю: сосновым, но это случится через 100-120 лет. Где-то будут дубравы, где-то – осинники, но в целом лес станет сосновым.

– Сосны доминируют?

– Правильно! В Тимофеевке есть земли, которые сначала обрабатывали, а потом бросили. Через 15 лет там появились сосны, хотя их никто не сажал.
А вообще, я заметил, что отношение людей к лесу стало меняться. В лучшую сторону! Это отмечает и наш министр Александр Ларионов, есть понимание и на уровне губернатора. Хорошая тенденция: если объединить усилия властей и горожан, можно не только уберечь лес от пожаров, но и увеличить площадь зеленых гектаров.

– Если горожане, гуляя по лесу, увидят, как губят живые деревья, куда им позвонить?

– Телефон тольяттинского лесничества – 28-13-70.

– Расскажите немного о себе. Вы откуда родом?

– Из Пермского края. Окончил в Ленинграде лесотехническую академию, работал в лесоустроительных экспедициях по всей России. В Тольятти с 1972 года, всю сознательную жизнь посвятил лесу. Три года назад мне присвоили звание «Почетный работник леса Российской Федерации».

– А вы, Сергей Анатольевич, тоже лес любите?

– Очень.

– Тогда – с наступающим праздником!

– Взаимно!

Андрей Николаевич Крючков смотрящий за лесом
Сергей Русов, «Вольный город»

фото: из открытых источников