Анатолий Иванов: Буду, как и прежде, помогать профсоюзу «Единство»

На прошедших в Тольятти выборах не произошло никаких сенсаций.

Так же как и в целом по России, подавляющее большинство мест в обоих парламентах получили представители партии власти. Правда, к некоторой сенсации, по мнению «Вольного города», можно отнести низкий процент проголосовавших за кандидата в депутаты Госдумы Анатолия Иванова. В связи с этим редакция газеты обратилась к нему с рядом вопросов.

– Анатолий Семенович, как вы оцениваете итоги выборов депутатов Госдумы в целом по России?

– Действительно, ничего сенсационного на этих выборах не произошло, они завершились победой «Единой России», к тому же с большим преимуществом. И дело здесь не в каких-либо фальсификациях, в последнее время они проявляются очень редко. Существуют более совершенные технологии обеспечения победы правящей партии. Главной из них является периодическое изменение избирательного законодательства в ее интересах.

Так, после выборов депутатов Госдумы 6-го созыва, в которой «Единая Россия» (ЕР) имела всего 238 голосов и власти приходилось договариваться с другими фракциями при принятии решений по вопросам, требующим при голосовании квалифицированного большинства, были введены одномандатные округа. В них же кандидатам от партии власти за счет применения административного ресурса и выдвижения ею более известных населению кандидатов всегда удавалось побеждать в подавляющем числе округов. На сей раз таких округов оказалось 203 из имеющихся 225. А с учетом избранных депутатов по партийным спискам ЕР получила в парламенте страны 343 места, что позволяет теперь ей даже вносить изменения в Конституцию.

– А может быть, это хорошо? Ведь теперь единороссам никто не будет мешать при принятии решений…

– Думаю, ничего хорошего в этом нет. Пока не будет в России политической конкуренции, страна не сможет нормально развиваться. К сожалению, пока нет никакой другой партии, которая могла бы конкурировать с ЕР. КПРФ, с непонятно какой идеологией, никогда не будет конкурентоспособной, это постепенно уходящая с политической сцены партия. ЛДПР вообще не имеет никакой идеологии, у нее только харизматический лидер, после ухода которого эта партия также уйдет, только не постепенно, а сразу. «Справедливая Россия» со своей идеологией могла бы конкурировать с ЕР, но в ней не хватает профессионально подготовленных и популярных руководителей, в результате чего она чуть было не осталась за бортом парламента.

Реально конкурирующие партии никогда и не появятся, если власть не создаст условия для формирования конкурентной политической среды. А для этого надо отказаться от монополии на власть и быть готовой в процессе конкуренции к уходу, чего ей очень не хочется. Как сказал однажды один из близких президенту соратников, «правящая сегодняшняя элита является новыми дворянами».

– А как вы оцениваете итоги выборов депутатов Госдумы в Тольятти?

– В нашем городе, так же как и в некоторых других городах страны с большой протестной составляющей, результаты для ЕР были хуже, но также предсказуемы. Например, КПРФ не могла в Тольятти снова победить ЕР, так как ее победа на выборах 2011 года совершилась при нелюбимом губернаторе Владимире Артякове. Отношение же тольяттинцев к Николаю Меркушкину пока еще у многих положительное, и этот фактор сыграл свою роль.

А вот Леонид Калашников победить мог бы. Но хорошо, что не победил. Считаю, что лучше пусть будет Владимир Бокк, чем Калашников. Почему? Потому что не люблю тех, кто вылезает как чертик из табакерки и путем психотерапевтических приемов завоевывает симпатии. Недаром в прежние времена он был комсомольским работником, то есть массовиком-затейником! Завоевывать симпатии избирателей надо результатами своей работы, а не обозначением имеющихся в стране и городе проблем или вызовом ностальгии по прежним временам.

При этом незаслуженно всю ответственность за положение в Тольятти возложил на мэра, в то время как это положение связано с российским экономическим кризисом, следовательно возлагать ответственность надо было на руководство страны. Калашников это понимает, так же как то, что говорить об этом и опасно, и непопулярно. В таких случаях говорят, что идет к власти по головам других.

К тому же непонятно, где Леонид Калашников взял такое количество денег на избирательную кампанию. Думаю, он потратил не меньше, чем Владимир Бокк, понятно, где их взявший. Партии средства на избирательные кампании кандидатам не дают, а свои никто, кроме богатых коммерсантов, не тратит. Правда, говорят, что Калашников таким коммерсантом и является, а коммунистом только представляется.

Поэтому-то Бокк и лучше Калашникова, к тому же является производственником, то есть человеком дела, а не красивых слов.

– Но Бокк выдвигался от «Единой России», поэтому будет находиться во фракции этой партии и голосовать за законопроекты, которые, по мнению многих, направлены против интересов простого народа…

– Как бы ни голосовал Владимир Бокк или другой какой-либо депутат, решения в парламенте будут приняты те, которые запланированы в Кремле. К сожалению, так устроена современная политическая система России. Поэтому оценивать работу депутатов надо не по результатам голосования, а по конкретным делам для области, города, их жителей.
Например, мы не знаем, что конкретно сделал для нашего города и его жителей Леонид Калашников, который является депутатом с 2010 года. Думаю, ничего. Если бы что-то сделал, то в процессе избирательной кампании непременно сказал бы. Правда, он многократно заявлял, что добился отставки Бу Андерссона, но это неправда. Да, прошедшие в Тольятти в прошлом году митинги способствовали отставке, но только те, которые организовали профсоюз «Единство» совместно с организацией КПРФ, так как только они были многочисленными. На митинги же, проведенные организацией КПРФ без участия профсоюза «Единство», собиралось всего по 100-150 пожилых людей, рабочих там не было. Такие акции ни на что и ни на кого не влияют. Кстати, я участвовал и выступал на двух многочисленных митингах, а Калашников – только на одном.

Нет конкретных дел и у КПРФ в целом, поэтому ее руководители и ссылаются на результаты голосования. А могли бы решить многие проблемы, выводя народ на массовые акции протеста, как это должна делать оппозиционная партия. Например, могли бы добиться отмены поборов на капремонт, если бы по всей России организовали акции протеста. Помню, на митингах в Тольятти об этих поборах говорил я, а не представители КПРФ. Не выводили людей и при так называемой монетизации льгот, тогда народ вышел сам и добился улучшения закона. Не выводят, сидят себе по нескольку созывов спокойно в парламентах и за поднятие ручек «против» получают сверхдоходы. По всей видимости, между руководителями КПРФ и властью существует договоренность, по которой власть позволяет фракциям КПРФ в различных парламентах голосовать как им угодно за отказ от вывода народа на акции протеста.

– Анатолий Семенович, не могли бы вы назвать причины низкого уровня вашей поддержки на выборах? Всё же всего чуть более 4% проголосовавших за вас было для многих тольяттинцев неожиданностью. Было ли неожиданностью это для вас?

– Честно скажу, для меня этот результат тоже был неожиданным, потому что я рассчитывал на победу. Но когда мой основной спонсор отказал мне в финансовой поддержке и была распространена лжеинформация о наличии в моей собственности 11 объектов недвижимости, я понял, что рассчитывать на победу уже не могу. Своих средств на избирательную кампанию у меня не было, а чужих хватило только на два выпуска газеты «За рабочее дело» и вывешивание 21 баннера. У меня даже штаба не было, так как бесплатно сейчас никто не работает. Поэтому с учетом этих обстоятельств и высокозатратных кампаний Владимира Бокка и Леонида Калашникова стал рассчитывать только на 10-15% голосов.

При этом полагал, что мой уход из «Единой России» и вступление в партию «Коммунисты России», а также наличие у моей жены третьей части дома в Испании не должны сильно повлиять на результаты голосования. Тем более свой переход из одной партии в другую я обосновал в распространенной газете «За рабочее дело». Такой переход считаю нормальным явлением, так как главное – не в какой партии состоит депутат и сколько их меняет, а для чего он идет в парламент и что делает там для своих избирателей. Мне полномочия депутата нужны были для решения проблем тольяттинцев. Эту работу я хорошо знаю, и она мне нравится. Будучи депутатом, я смог сделать много конкретных дел, о части из них и рассказал в двух распространенных мною газетах.

Наличие же у моей жены третьей части дома в Испании, который мы купили вместе со своими детьми на три семьи в период пиренейского кризиса в 2013-м, я тоже не скрывал. Кстати, его стоимость значительно ниже стоимости небольшого дома в дальнем Подмосковье.

Был и еще один фактор, который мог повлиять на результаты голосования. Дело в том, что с Леонидом Калашниковым у нас почти одни и те же избиратели, а он к началу избирательной кампании уже сильно, как говорят, раскрутился своими громкими заявлениями и мельканием на экранах телевизора. Много и красиво говорить он умеет, только уши развешивай. Однако уже давно замечено, что кто много и красиво говорит, как правило, мало делает. Исключением из этого правила, как стало очевидно, Калашников не является, так как в процессе избирательной кампании, как я уже говорил, не представил ни одного конкретного своего дела.

– Анатолий Семенович, вы же видели, что Калашников говорит то, что люди хотели услышать. Почему не пользовались таким же методом для завоевывания симпатий народа?

– Использовать такой метод мне не позволила совесть. В своей жизни и в процессе прежних избирательных кампаний я всегда основывался на представлении конкретных дел. Так было и в этот раз. При этом надеялся, что и тольяттинцы будут в своем выборе опираться на конкретные дела кандидатов. К сожалению, этого не произошло.

– Анатолий Семенович, чем теперь рассчитываете заниматься? Ведь следующие выборы депутатов вашего уровня будут только через 5 лет, а вы не привыкли жить без дела.

– Буду продолжать помогать профсоюзу «Единство» и защищать интересы работников АВТОВАЗа. То есть стану вести судебные дела, готовить юридические консультации, участвовать в организации митингов работников завода. При этом жить буду преимущественно в Москве, там требуется помощь в уходе за двумя внучками (7 лет и 1 год 5 месяцев). В Тольятти же буду приезжать по мере необходимости.

Возможно, вместе со своим другом еще по офицерской военной службе начнем создание социалистической партии трудящихся, основанной на ленинском понимании социализма. Программа этой партии нами уже подготовлена. Такой партии в России еще нет. Есть несколько партий, заявляющих о приверженности социалистической идее, но они далеки от представления о настоящем социализме – таком, который был шагом вперед в развитии общества.

Беседу вел
Игорь Астраханов, «Вольный город», № 38 (1115) 30.09.16

Анатолий Иванов Тольятти

Анатолий Иванов, депутат Госдумы от города Тольятти 3, 4 и 5 созывов

фото: из открытых источников