– Вот платежка за прошлый месяц. Смотрим: у них долг составляет 4 271 816 рублей. Заметьте, у них. Я за свою половину квартиры плачу исправно, у меня долгов нет, – подчеркнул Владимир Козлов.

В микрорайоне Шлюзовой есть небольшая улица Крылова, буквально несколько домов. Один из них под номером 8 – четырехэтажное здание с тремя подъездами, там всего 48 квартир. Я специально посмотрел в квитанции – есть ли долг по дому. Оказалось, общая задолженность по квартплате составляет 5,3 миллиона, это с учетом цифири «резинового» жилья.

Владимиру Павловичу трехкомнатная хрущевка досталась от матери. После ее смерти он приватизировал жилье в равных долях: на себя и родную сестру, которая много лет обитает в Нижнем Новгороде. Через два года сестра за 400 тысяч рублей продала чужим людям свою долю в хрущевке. Этим потом воспользовались ушлые дельцы, и через некоторое время там оказались прописаны… 427 человек. Некоторым из них принадлежит 1/907200-ая часть доли. Сколько это в натуральную величину? Надо высчитывать, скорее всего, это несколько сантиметров. Одну ногу на свою собственность поставить можно, жить – нельзя!

Почему такое стало возможно? Лазейки в законодательстве. Как с этим бороться?

– Идут непрерывно суды, пишу жалобы в различные инстанции, получаю очень много отписок, в том числе из Москвы. По решению суда должны были снять с регистрации 275 «жильцов», но почему-то до сих пор не сняли. Где это видано, чтобы количество долей превышало количество квадратных метров в квартире! – восклицает Владимир Павлович.

Его понять можно, тем более не все «жильцы» являются абстрактными лицами. Один из собственников, владеющий 9,7 квадратного метра, решил вселиться в квартиру с проходными комнатами. Опять был суд, который встал на сторону Козлова, апелляционная инстанция оставила принятое решение в силе.

Но до полной победы еще далеко. Однако Владимир Павлович не теряет надежды и собирается на прием к новому прокурору области Константину Букрееву.

– А что говорит по поводу ситуации с «резиновой» квартирой сестра? Она отдает себе отчет, что очень осложнила вашу жизнь? – спросил я у пенсионера.

– Не знаю, мы давно не общались…

Сергей Ростовцев, «Вольный город», №29 (1106) 29.07.16

лестничная площадка

фото: eti.ru

фото: из открытых источников