11 лет на двоих: сломанный крестик отняли возле храма

На улице Голосова есть храм Святой Троицы, возле которого всегда обитают бомжи, рассчитывающие на благотворительные обеды и милосердие прихожан. Среди бродяг – семья Фадеевых: 23-летний Евгений, его мать и отчим (у отчима другая фамилия). У Евгения, несмотря на молодость, уже две судимости, за угон и кражу, и никакого желания изменить жизнь к лучшему.

Примерно два года назад он познакомился с не очень притязательной девушкой. Что из этого получилось, рассказала потом ее мать:

– В октябре прошлого года после скандала Фадеев забрал у моей дочери банковскую карту, снял все деньги и потратил на себя. Мы его выгнали, где он жил – не знаю. Но когда он обитал у нас, в дом ничего не приносил, фактически я содержала молодую «семью» на свою зарплату. О Фадееве могу сказать следующее: наглый, самолюбивый, лживый и ленивый.
Под стать Фадееву был его дружок – тоже Евгений, только Мурахтанов. Он вырос в неполной семье, обучаясь в специнтернате для детей с отклонениями в умственном развитии. Судим Мурахтанов не был, но кличкой своей – Бешеный – очень гордился.

Потерпевший двум Евгениям годился по возрасту в отцы. Владимир Владимирович, проведав на баныкинском кладбище могилы родственников, решил помянуть усопших. Купив дешевый алкоголь, к которому имел болезненное пристрастие, он сходил в храм, а когда вышел, увидел парней. И предложил им на свою голову немного выпить.
Фадеев и Мурахтанов с радостью согласились, тем более они успели «разогреться» пивом. В ходе «интеллектуальной» беседы мужчина, чтобы повысить свой статус, прихвастнул, что на его банковской карте лежит крупная сумма денег. Это и предопределило дальнейшие события.

Когда спиртное закончилось, кто-то из парней предложил сходить в соседнюю высотку, где живет их должник.

– А я зачем туда пойду? – уточнил Владимир Владимирович.

– Для солидности.

Бить мужчину парни начали еще в лифте, потом затащили на площадку 14-го этажа и там продолжили. Обшарив карманы, нашли дешевый сотовый телефон, документы, ключи от квартиры и банковскую карточку. Стали требовать у владельца пин-код. Дело в том, что в его маленьком блокнотике, лежавшем среди документов, были записаны два номера: собственно пин-код и код замка от шкафчика с бывшего места работы.

– Какой из них от банковской карты? – кричал Фадеев, нанося удар за ударом.

Что ответил потерпевший, он и сам уже не помнит, но нападавшие не смогли потом воспользоваться карточкой. Трижды, стоя у банкомата, они вводили пин-код и трижды не угадали. А если бы и угадали, то поживиться им не удалось бы: на счету лежало всего 27 рублей.

И еще один штрих. Нападавшие забрали у избитого мужчины серебряный крестик с цепочкой. Причем крестик был с особой приметой: у него сломалось «ушко» и Владимир Владимирович сам просверлил отверстие.

Когда парни уходили, Фадеев ударил мужчину кулаком в висок и крикнул:
– Я – Женек! Запомни меня!

Потерпевший выжил и запомнил. В суде арестованные вину свою не признали, но вышло у них как-то некузявисто: бить – били, крестик сорвали случайно, а что в отделение Сбербанка ходили с чужой карточкой, то это по пьяной лавочке.

Гособвинитель из прокуратуры Центрального района Елена Паникар предложила Фадеева лишить свободы на 7 лет, Мурахтанова – на 6. Суд снизил наказание каждому на год, причем Фадеев будет этапирован в колонию строгого режима, его подельник – в колонию общего режима. Оба уже обжаловали вынесенный приговор, считая, что их действия надо переквалифицировать с разбоя на грабеж и смягчить наказание. Слово теперь за областным судом.

мужчина в зале суда

фото: www.11rus.ru

Сергей Русов, «Вольный город»

фото: из открытых источников